ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
Tsaariperhe

TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!










КОНТАКТЫ
PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.
Anna_ja_perhe




ТАК БОЛЬНО И ГРУСТНО ВСЕ, ЧТО ДЕЛАЮТ С НАШЕЙ РОДИНОЙ


Родилась святая Царевна-Мученица, Великая Княжна Татьяна Николаевна Романова 29 мая/11 июня 1897 года в Петергофе в 10 час 40 мин. Данное ей имя было нетрадиционным для Романовых, но по желанию отца новорождённой, Государя Императора Николая Александровича. Высочайший Манифест гласил: «Высоконоворожденная Великая Княжна Татьяна Николаевна находится в вожделенном здравии!».

Новорождённую крестил духовник Императорской семьи Янышевев в церкви Большого Петергофского Дворца в соответствии с Высочайше утверждённым церемониалом. Восприемниками были Вдовстующая Императрица Мария Феодоровна, Великий князь Михаил Николаевич и Великая княгиня Ксения Александровна.

По совершении Таинства, Митрополит Палладий (Раев) совершил Литургию, во время которой Императрица Мария Феодоровна поднесла Княжну к Причащению. Во время пения «Да исполнятся уста наша» Барон Фредерикс поднёс на золотом блюде Императрице орден Святой Екатерины, который та возложила на Великую Княжну.


«Все Царские дети получили религиозное воспитание. Особой их чертой была горячая любовь к Отечеству. Страна, в которой они родились, была ими так любима, что они со страхом думали о возможности оказаться в брачном союзе, ради которого нужно было оставить Родину или изменить свою Веру. Дочери Государя высказывали пожелания, что они готовы служить России, готовы пойти замуж за Русского человека и готовы родить детей, которые любили бы Россию так, как любят они сами. Великие Княжны были жизнерадостными и подвижными детьми.


Велкая Княжна Татьяна Николаевна

Татьяна Николаевна была в мать — худенькая и высокая. Она редко шалила, сдержанностью и манерами напоминала Государыню. Она всегда останавливала сестёр, напоминала волю матери, отчего они постоянно называли её «гувернанткой». Родители, казалось мне, любили её больше других. Государь говорил мне, что Татьяна Николаевна напоминает Государыню. Волосы у нее были темные. Все её любили — и домашние, и учителя, и в лазаретах. Она была самая общительная и хотела иметь подруг». А.А. Танеева.


1913 год

Татьяна всегда старалась окружить мать заботой и покоем, выслушать и понять её и, как все члены семьи, была привязана к Наследнику, Цесаревичу Алексею, который с рождения болел гемофилией.


Александровский Дворец

Алексей затихал и укладывался спать лишь тогда, когда в комнату входила Татьяна. Ни старшая, снисходительная и ласковая Ольга, ни балующая его Мария, ни «сердечный дружок по проказам», Настенька не имели на него столь очевидного, незаметного, домашнего влияния, как молчаливая Татьяна, хотя всех своих «хранительных сестер–нянюшек» Алексей боготворил. Но именно Татьяне он доверял свои простые детские секреты, мысли и заботу о любимой собачке – спаниеле Джое. Он знал, что никто лучше неё не сможет расчесать непоседе Джою его шелковистую шерстку и правильно застегнуть ошейник, никто лучше «милой Тани» не посоветует, как правильно написать письмо–приглашение к игре другу, Коле Деревенко, чтобы оно, приглашение это, не прозвучало, как капризный приказ Наследника Престола.


Царь с Августейшей дочерью Татьяной, Наследником Алексеем после купания. Петергоф

К. Битнер: «Если бы Семья лишилась Александры Феодоровны, то крышей бы для неё была Татьяна Николаевна. Она была Самым близким лицом к Императрице - два друга».


Царь с Августейшей дочерью Татьяной

В юном возрасте Татьяна Николаевна уже имела созревший политический кругозор Русской Царицы, Государь Император любил беседовать с ней.


Татьяну Николаевну Государь назначил Шефом Уланского полка. Ей заказали военную форму полка и она торжественно и величественно появлялась в ней на парадах верхом.

Через несколько недель после начала войны Великая Княжна Татьяна выступила инициатором создания в России «Комитета Её Императорского Высочества Великой Княжны Татианы Николаевны» для оказания временной помощи пострадавшим от военных бедствий лицам, впавшим в нужду вследствие военных обстоятельств в местах их постоянного места жительства или же в местах их временного пребывания; содействие отправлению беженцев на родину или на постоянное место жительства; поиск работы для трудоспособных; содействие в помещении нетрудоспособных в богадельни, приюты; оказание беженцам денежных пособий; создание собственных учреждений для помещения нетрудоспособных; прием пожертвований.


Их Императорские Высочества Великие Княжны Ольга Николаевна и Татьяна Николаевна принимают пожертвования в Зимнем Дворце. Журнал «Столица и усадьба», Петроград, 1915 год

Ещё одна деятельность, которой Великая Княжна Татьяна Николаевна самоотверженно отдавала все свои силы, — это служение медицинской сестрой.


Царственная сестра милосердия, Великая Княжна Татьяна Николаевна

«С трепетом просматривая в архиве дневник Великой Княжны Татьяны 1915–1916 годов, написанный крупным ровным почерком, удивлялась я необыкновенной чуткости Великой Княжны — после посещения лазаретов она записывала имена, звания и полк, где служили те люди, кому она помогла своим трудом сестры милосердия. Каждый день она ездила в лазарет… И даже в свои именины». Татьяна Горбачева.

Так продолжалось почти два с половиной года. В 1917 году после ареста Царской Семьи Временное правительство не разрешило Великим Княжнам посещать лазарет и даже отправлять раненым поздравления на Пасху. Оставаясь всей душой с ранеными, они как могли старались узнать о положении дел в ими созданном лазарете. «Так странно бывать утром дома, а не на перевязках. Кто теперь перевязывает?». Из Писем Святых Царственных Мучеников из заточения.

В юном возрасте Татьяна Николаевна познакомилась по благословению Государя Николая Александровича с сыном Петр I, Короля Сербии. Но переговоры о браке закончились в связи с началом Первой мировой войны. Татьяна и Александр вели переписку. Когда Александр узнал об убийстве Татьяны, то был растерян и чуть ли не покончил жизнь самоубийством.


Александр I Карагеоргиевич

В 1914 году Татьяна влюбилась в корнета Лейб-Гвардии Уланского Ея Императорского Величества Александры Фёдоровны полка, Дмитрия Яковлевича Маламу. С ним она познакомилась в госпитале. Княжна Татьяна Николаевна делала перевязки Маламе. Маламе симпатизировала Императрица Александра Фёдоровна, писавшая Императору Николаю II: «Мой маленький Малама провел у меня часок вчера вечером, после обеда у Ани. Мы уже 1 1/2 года его не видали. У него цветущий вид, возмужал, хотя все еще прелестный мальчик. Должна признаться, что он был бы превосходным зятем - почему иностранные принцы не похожи на него?». В октябре 1914 года Дмитрий подарил Великой Княжне Татьяне Николаевне французского бульдога Ортипо, который был с ней в ссылке до последних дней жизни хозяйки.


Дмитрий Малама - возлюбленный Татьяны Николаевны


Великие Княжны Татьяна, с бульдогом Ортипо, и Анастасия. Под арестом в Царском Селе. 1917 год

В марте 1917 года Великая Княжна была вместе со всей Императорской семьей арестована в Царском Селе и затем сослана в Тобольск, а позже в Екатеринбург.

Полковник Кобылинский вспоминал: «Когда Государь с Государыней уехали из Тобольска, никто как-то не замечал старшинства Ольги Николаевны. Что нужно, всегда шли к Татьяне: «Как Татьяна Николаевна». Эта была девушка вполне сложившегося характера, прямой, честной и чистой натуры, в ней отмечались исключительная склонность к установлению порядка в жизни и сильно развитое сознание долга. Она ведала за болезнью Матери, распорядками в доме, заботилась об Алексее Николаевиче и всегда сопровождала Государя на Его прогулках, если не было Долгорукова. Она была умная, развитая, любила хозяйничать, и в частности вышивать и гладить белье».


Великие Княжны Татьяна и Ольга, Императрица Александра Фёдоровна. Последняя фотография. Тобольск. Из архива А.А. Танеевой

Из письма Великой Княжны Татьяны Николаевны М.С. Хитрово, Тобольск, 11 января 1918 года: «Как грустно и неприятно видеть теперь солдат без погон, и нашим стрелкам тоже пришлось снять. Так было приятно раньше видеть разницу между нашим и здешним гарнизонами. Наши — чистые с малиновыми погонами, Крестами, а теперь и это сняли. Нашивки тоже. Но кресты, к счастью, ещё носят. Вот подумать, проливал человек свою кровь за Родину, за это получал награду, за хорошую службу получал чин, а теперь что же? Те, кто служил много лет, их сравняли с молодыми, которые даже не были на войне. Так больно и грустно все, что делают с нашей бедной Родиной, но одна надежда, что Бог так не оставит и вразумит безумцев».


Император Николай Александрович, Великая Княжна Татьяна Николаевна на прогулке вдоль забора в Тобольске. 1918 г.

Книги Великой Княжны Татианы Николаевны, обнаруженные позднее в Доме особого назначения в Екатеринбурге, говорят о том, что в последние годы жизни она, совсем ещё молодая девушка, читала только духовную литературу, «эти книги украсили бы монашескую келью». Среди записей, сделанных в тетради её рукой, есть поучения святителя Иоанна Златоуста, преподобных Серафима Саровского, Иоанна Лествичника и других Святых Отцов. Вот одна из таких записей:

«Постарайся обрести Иисуса Христа в сердце твоем: ибо кроме сердца нашего тебе в ином месте найти Его не можно. Старайся, чадо, всегда быть простосердечным и искренним, и не держи одно на сердце, а другое на устах, потому что ложь от лукавого. Страсть осуждения – это то, что также есть выражение отсутствия любви к ближним. Она стала столь обычным в наши дни, что не признается почти и грехом. Обычно говорят: какая важность в осуждении; но от этого образуется злой навык, и человек начинает не радеть о великом. От того, что человек дозволяет себе малое зазрение ближнего, ум его начинает оставлять свои грехи без внимания и замечать грехи ближнего. От этого происходит, что мы злословим, укоряем ближнего и, наконец, впадаем в то самое, что сами осуждаем. <…> Быть со Христом в особенности значит исполнять волю Его; а воля Христа не другого чего требует, как только попечения о пользе ближнего. А что приносит пользу ближнему, это суть: милостыня, наставление и любовь».

Последней записью в дневнике Татьяны, сделанной в Екатеринбурге, были слова святого праведного Иоанна Кронштадтского: «Скорбь твоя неописуема, скорбь Спасителя в Гефсиманском саду о грехах мира безмерна, соедини свою скорбь с Его, в этом ты найдешь утешение».

До дня своего 21 -летия Великая Княжна Татьяна Николаевна не дожила месяц. В ночь с 16 на 17 июля 1918 года она была зверски убита вместе со своими родителями, братом и сестрами.


Святая Царевна-Мученица Татиана, моли Бога о нас!

С убйством Царя и его семьи, жизнь в России изменилась коренным образом. Священники отвергли Царскую власть, присягнув власти Временного правительства, состоящую из масонов. Эта власть правит Россией и по сей день, являя собой третье жидовское иго. Жидовское иго с каждым днём становится ожесточеннее, откровеннее и наглее, почему же некоторые иерархи и священники молятся за безбожную власть?

Митрополит Псковский Тихон (Шевкунов) сказал: «Я не слышал ни от одного святого о пришествии Царя. А зачем нам Царь? У нас и так самодержавие полное!».

«Духовенство предастся антихристу. Мы в том грешны, что не заступились за Царя. Если будет покаяние Российского народа за цареубийство, Господь даст Царя. Царь обличит духовенство, архиереев». Архимандрит Таврион, Фильм 4, 3:31.

«После отречения России от Бога и Его Помазанника, синодальные христопродавцы изуродовали все Священные Богослужебные тексты Православной Церкви. Изуродовали их тем, что вымарали из Богослужения и вообще всех молитв поминовение Чина Главы Земной Воинствующей Церкви. На Святом Царском Месте Главы Земной Воинствующей Церкви перестал поминаться Законный Божий Избранник-Царь, в результате чего и настали на Святом Месте Царя в церковной молитве мерзость запустения реченная Пророком Даниилом». Анатолий Оптинский (Потапов, +1922).

Но по словам духовника Царской Семьи Святителя Феофана Полтавского «произойдёт то, чего никто не ожидает. Россия воскреснет из мёртвых и весь мир удивится. Православие в ней возродится и восторжествует. Но того Православия, что прежде было, уже не будет... Самим Богом будет поставлен сильный Царь на Престоле. Он будет большим реформатором и у него будет сильная Православная Вера. Он низринет неверных иерархов Церкви, он сам будет выдающейся личностью, с чистой, святой душой. У него будет сильная воля».

Серафим Саровский: «…Но когда Земля Русская разделится и одна сторона явно останется с бунтовщиками, другая же явно станет за Государя и Отечество и Святую Церковь, а Государя и всю Царскую Фамилию сохранит Господь невидимою десницею Своею и даст полную победу поднявшим оружие за него, за Церковь и за благо нераздельности Земли Русской, но не столько и тут крови прольется, сколько когда правая за Государя ставшая сторона получит победу и переловит всех изменников и предаст их в руки Правосудия, тогда уже никого в Сибирь не пошлют, а всех казнят и вот тут-то еще более прежнего крови прольется, но эта кровь будет последняя, очистительная кровь, ибо после того Господь благословит люди Свои миром и превознесет рог Помазанного Своего Давида, раба Своего, Мужа по сердцу Своему».

Подготовила Людмила Хухтиниеми.