ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ.
TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.



Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих.
(Ин 15:13)

АЛЬБОМЫ АННЫ
АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ


АЛЬБОМЫ АННЫ АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ



ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!

КОНТАКТЫ







НАШИ ДРУЗЬЯ - MEIDÄN YSTÄVÄT





«…ОНА ОДНА НОЧЬЮ МОЛИЛАСЬ ЗА ДУШИ ПОГИБШИХ СВОИХ ПОДДАННЫХ ПЕРЕД КАЖДЫМ КРЕСТОМ».


        «Царская Семья и в мирное время стремилась к самому простому образу жизни. Со дня объявления войны жизнь их стала еще проще и скромнее. Их пища, их костюмы и выезды были доведены до возможной простоты. Придворный этикет постепенно упрощался, и отношения их к своим подданным становились все проще и задушевнее.
        Я помню, как однажды в Екатерининском лазарете мы были все приглашены в одну из зал, где для солдат и офицеров устроен был кинематографический сеанс. Мне пришлось задержаться с уборкой бинтов в ящики. Я вошла в зал, когда уже было темно.
        Зал был весь переполнен ранеными; они сидели на скамьях, лежали на койках или полулежали в передвижных креслах. В проходе сидели две сестры милосердия: так как все стулья были заняты, то они сидели просто на полу по-турецки, поджав под себя ноги, и внимательно смотрели на картину.
        Когда кончилась первая часть картины, и зал осветился, я увидела, что сидевшие на полу сестры были Великие Княжны. Очевидно, на лице моем отразилось удивление и смущение, так как они рассмеялись и закивали мне головками».
        (Из воспоминаний С.Я. Офросимовой).
        
        «Все врачи, видевшие Великую Княжну Татьяну Николаевну за ее работой, говорили мне, что она прирожденная сестра милосердия, что она нежно и бесстрашно касается самых тяжелых ран, что все ее перевязки сделаны умелой и уверенной рукой.
        Великую Княжну Ольгу Николаевну все обожали, боготворили; про нее больше всего любили мне рассказывать раненые. Однажды привезли новую партию раненых. Их, как всегда, на вокзале встретили Великие Княжны. Они исполняли все, что им приказывали доктора, и даже мыли ноги раненым, чтобы тут же, на вокзале, очистить раны от грязи и предохранить от заражения крови.
        После долгой и тяжелой работы Княжны с другими сестрами размещали раненых по палатам. Усталая Великая Княжна Ольга Николаевна присела на постель одного из вновь привезенных солдат. Солдат тотчас же пустился в разговоры. Ольга Николаевна, как и всегда, и словом не обмолвилась, что она Великая Княжна.
        «Умаялась, сердечная?» — спросил солдат. «Да, немного устала. Это хорошо, когда устанешь. — «Чего же тут хорошего?» — «Значит, поработала». — «Этак тебе не тут сидеть надо. На фронт бы поехала». — «Да моя мечта — на фронт попасть». — «Чего же. Поезжай». — «Я бы поехала, да отец не пускает, говорит, что я здоровьем для этого слишком слаба». — «А ты плюнь на отца да поезжай». Княжна рассмеялась. «Нет, уж плюнуть-то не могу. Уж очень мы друг друга любим».
        (Из воспоминаний С.Я. Офросимовой).
        
        «Царское Село — последняя остановка. В купе входит полковник с повязкой красного креста на рукаве: «...Вы правовед, семеновец Степанов?.. Санитары, выносите... осторожнее...».
        На платформе толпа. Кто-то кричит «ура». Гимназистки протягивают цветы. ...Меня вносят в перевязочную. Поражает необыкновенная чистота. Женщины в белых косынках. Тишина. Восемь дней, как не перевязывали. Задыхаюсь от тяжелого запаха собственного гноя. Рубашки не менял две недели. Стыдно. Пожилая женщина-врач в вязаном чепце с красным крестом осторожно режет бинты. Рядом стоит высокая женщина и так ласково улыбается. Вот она сама промывает рану. Напротив две молодые сестрицы смотрят с любопытством на грязные кровавые отверстия моей раны... Где я видел эти лица?.. Меня охватывает сильнейшее волнение... Неужели они?.. Императрица... Ольга... Татьяна...
        Старший врач наклоняется и тихо шепчет мне на ухо: «Сейчас выну тампон. Будет больно. Сдержитесь как-нибудь...». Мгновенно вспоминаю невероятную боль в дивизионном госпитале, когда вставляли этот самый тампон. Как сдержаться? В дороге я так ослаб. Но надо, надо, во что бы то ни стало...
        Закусываю губу изнутри. Сжимаю края стола. Ловким движением тампон вырван... Сдержался... Только слезы брызнули…. Императрица смотрит в глаза, нагибается и целует в лоб... Я счастлив.
        Меня переносят в палату № 4, где лежат два офицера. Молодая сестра с простоватым румяным лицом и большими красивыми глазами подходит ко мне. С первых же слов я чувствую к ней искреннюю симпатию. Славная деревенская баба. Веселая, болтливая. ...Понемногу осваиваюсь. С ней так легко говорить.
        —Сестрица, мне бы хотелось помыться, почистить зубы.
        —Сейчас все принесу. Обещайте, что вы мне будете говорить все, что вам нужно. Не будете стесняться? - Что вы, сестрица, с вами не буду.
        Но я знаю, что здесь придворная обстановка. Вероятно, все люди этикета. И мне радостно, что будет хоть один человек, с которым я не буду конфузиться…. Как-то сразу полюбил ее. Редко видел людей, столь располагающих к себе с первого знакомства.
        Кто она? Сиделка простая? В комнату ежеминутно заходят дамы в белом. Осваиваюсь. Расспрашиваю соседей. Мне называют фамилии: графиня
        Рейшах-Рит, Добровольская, Чеботарева. Вильчковская... Все мне знакомые. Привык читать в свите Императрицы: фрейлина графиня Гендрикова, фрейлина Буксгевден, гофлектриса Шнейдер и госпожа Вырубова.
        Эта «госпожа Вырубова» (она не имела ни звания, ни должности) меня всегда особенно интересовала. Столько про нее говорили. Она ведь неразлучна с Императрицей... Мне говорили: интриганка, темная сила, злой демон...
        - Вы не слышали здесь фамилию Вырубовой?
        - Анна Александровна? Да ведь она все утро тут с вами провозилась и теперь ушла с телеграммами...».
        (Из воспоминаний И.В. Степанова «Милосердия двери»).
        
        «Императрицу [лейб-улан Малама] любил горячо. Рассказывал, как, провожая полк на войну (в Петергофе), она «плакала во время молебна навзрыд, точно провожала родных детей».
        (Из воспоминаний И.В. Степанова «Милосердия двери»).
        
        «Однажды в Царском Селе на Братском кладбище хоронили скончавшегося в одном из Царскоселыких лазаретов офицера. Один из наших друзей-офицеров поехал на вечернюю панихиду и рассказывал нам впоследствии, как глубоко он был потрясен всем им виденным.
        Служба еще не начиналась, но публики в церкви собралось много, и в маленькой церкви стало так душно, что он вышел на улицу. Темнело, и в сумраке весеннего дня кое-где белели кресты могил. Вдруг у ограды кладбища остановился автомобиль, из которого вышла дама, вся в черном, и, войдя в ограду, остановилась у первой же могилы, осеняя себя крестным знамением.
        Офицер отошел из скромности возможно дальше и ожидал, что дама сейчас уедет или пройдет в церковь. Но, велико было его удивление, когда она, отойдя от одной могилы, пошла дальше и, остановившись с молитвой перед следующей, обошла все кладбище, молясь перед каждым крестом.
        Когда она дошла до офицера, он узнал в ней Государыню Императрицу, которая одна ночью молилась за души погибших своих подданных...».
        (Из воспоминаний Т.Мельник (Боткиной).
        
        «После ...утомительного дня по пути из Ковно проезжали мы мимо санитарного поезда одной из земских организаций. Императрица приказала остановить Императорский поезд и неожиданно для всех вошла в один из вагонов и обошла весь поезд. Кто-то из персонала узнал Ее Величество.
        Весть, что Государыня в поезде, быстро облетела все вагоны, и радости не было предела. Таким же образом Государыня неожиданно посетила госпиталь в имении графа Тышкевича, оборудованный его семейством.
        Всюду, где Государыня появлялась одна в своем сестринском платье, ее особенно восторженно приветствовали; ничего не было официального в этих встречах; народ толпился вокруг нее, и никто не сдерживал его восторга».
        (Из воспоминаний А.А. Вырубовой «Страницы из моей жизни»).
        
Православный календарь 2010. Царственные страстотерпцы.


© Copyright www.tsaarinikolai.com