ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!

PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.



Нет больше той любви, как если кто положит
душу свою за друзей своих.
(Ин 15:13)




НАШИ ДРУЗЬЯ - MEIDÄN YSTÄVÄT:



АЛЬБОМЫ АННЫ
АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ


АЛЬБОМЫ АННЫ АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ



ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!

PayPal

КОНТАКТЫ

«Наш род служил трем Царям, каждый день в нашем доме Царь упоминался почти как Богу равный. Наш отец подчеркивал важность для человека чувства долга и призывал нас во всех случаях жизни следовать голосу своей совести»



АННА АЛЕКСАНДРОВНА ТАНЕЕВА И ЕЕ ПРИЮТ ПРЕПОДОБНОГО СЕРАФИМА ДЛЯ ИНВАЛИДОВ

Начавшаяся в 1914 году Первая мировая война изменила порядок жизни Царя Николая II, его семьи и всего народа. Императрица Александра Федоровна, сразу после объявления войны, проявила незаурядные способности в организации лазаретов в Царском Селе, Петергофе и в близлежащих городах, которые были под ее непосредственным покровительством.

В то же самое время, она сама, ее старшие дочери Ольга Николаевна, Татьяна Николаевна и Анна Александровна проходили курсы сестер милосердия при Царскосельском Дворцовом госпитале. Первую половину дня работали в госпитале, облегчая страдания раненных, а два часа каждого вечера было отведено теоретическому обучению. Работа в госпитале Анны Александровны была неожиданно прервана, она сама оказалась в положении пациента больницы.


Ее Величество Государыня Александра Федоровна, Великие Княжны Татьяна Николаевна, Ольга Николаевна, А.А. Танеева с раненными офицерами. Слева В.И. Гедройц. 1914 г. impersem.kuvat.fi

2 (ст. ст.) января 1915 года, в день памяти преподобного Серафима Саровского, недалеко от платформы «Воздухоплавательный Парк» Царскосельской железной дороги, Анна Александровна оказалась в роковом несчастном случае. Ее извлекли почти безжизненную из обломков вагона и доставили в больницу Царского Села. Положение было настолько безнадежным, что доктор Гедройц холодно предложила всем попрощаться с нею, полагая, что она вряд доживет до следующего утра. Но молитвенным предстательством преподобного Серафима, на прославление которого она была с Царской семьей в Сарове, по молитвам близких ей людей, Господь сотворил чудо - она осталась жить.

После шести недель больницы, сбежав от доктора В. Гедройц, она продолжила лечение дома под наблюдением другого врача.

Оставшись инвалидом, Анна Александровна передвигалась медленно, с помощью прочной палки или на костылях. Продолжать работу в Царскосельском лазарете она уже не могла, но и не могла и остаться в стороне, видя ужас и страдания, которые вносила в жизнь людей война.


Анна Александровна и Великая Княжна Ольга Николаевна. Крым, 1916 г. impersem.kuvat.fi

Анна Александровна получила возмещение за полученное увечье. Денежная сумма была большая, и она решила основать приют для солдат-инвалидов, с целью их реабилитации, восстановления в какой-то мере трудоспособности. Инвалидов войны было много, они прибыли в Царское Село из других военных лазаретов.

Такой приют был востребован, и Анна Александровна была одной из первых, кто осознал их срочную необходимость облегчить страдания других. Начало было положено в Царском Селе, недалеко от места ее проживания. В январе 1916 года, в деревянном здании на частном участке Пистолькорс, по адресу Малая, 3 был открыт дом для инвалидов, официально именовавшийся «Серафимовский лазарет-убежище № 79». Лазарет состоял под покровительством Ея Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Феодоровны. Начальницей была Анна Александровна Танеева. Здание принадлежало Александру Пистолькорсу, с 1908 года женатому на Александре Александровне Танеевой, родной сестре Анны Александровны.


Александр Эрикович фон Пистолькорс с супругой Александрой. impersem.kuvat.fi

В лазарете-убежище было организовано обучение профессии столяра, кузнеца, сапожника, обучались ткать ковры, плести корзины, вязать, в зависимости от полученного увечья. После обучения, уезжая в родные места, они получали полный комплект рабочих инструментов и для начала в какой-то мере материалы

«Испытав на опыте, как тяжело быть калекой, я хотела хоть несколько облегчить их жизнь в будущем. Ведь по приезде домой на них в семьях стали бы смотреть как на лишний рот! Через год мы выпустили 200 человек мастеровых, сапожников, переплетчиков. Лазарет этот сразу удивительно пошел, но и здесь зависть людская не оставляла меня: чего только ни выдумывали.

Солдаты были мне трогательно благодарны. Позже, когда я была арестанткой Временного, а затем большевистского правительства, они часто группами являлись к персоналу тюрьмы, требуя хорошего обращения со мною. «Она была мне матерью два года», «в лазарете было, как в Царстве Небесном». Несколько раз они спасали мне жизнь, угрожая моим охранникам, если что-либо случится со мною».

С 1916 года, в походной церкви лазарета совершались Богослужения. Службы совершал иеромонах Досифей (Разумов). Походная церковь была изготовлена на средства Императрицы Александры Федоровны, она же подарила в лазарет для этой цели церковную утварь.


Группа раненных и обслуживающий персонал на ступеньках Серафимовского лазарета на Малой улице,3. Царского Села. В центре Анна Александровна, справа от нее сидит протоиерей Александр Васильев, духовник Их Величеств, слева стоит иеромонах Досифей (Разумов). Фото из книги: Мещанинов М.Ю. «Серафимовский лазарет-убежище А.А. Вырубовой в Царском Селе». Лето 1916 г. Стоят А. Пистолькорс, Д. Н. Ломан.

Первое время в убежище работал полковник Д. Н. Ломан, он был «временно исполняющим обязанности наблюдающего за внутренним порядком в Серафимовском лазарете-убежище и за командою санитаров».


Полковник Д. Н. Ломан (1868 — расстрелян в сентябре 1918 г.) . Фото http://tsarselo.ru/

В личный состав персонала, кроме Ломана, входили главный врач-хирург В. Н. Деревенко, врач-хирург С. П. Мусин-Пушкин, врач-терапевт доктор медицины С. А. Коренев, а также старшая сестра милосердия, заведующая хозяйством Н.И. Воскобойникова, фельдшерица Ф.С. Войно, заведующий лазаретом Решетников и сестра милосердия Веселова, санитар А.И. Жук.

Так как многие в лазарете-убежище не могли передвигаться без посторонней помощи, на помощь за уходом привлекались санитары, которые числились на действительной военной службе по санитарному поезду № 143. В лазарете служил сын Г. Распутина – Дмитрий, который был приписан к поезду.


Во дворе Серафимовского лазарета-убежища. 1916 г. http://tsarselo.ru

Анна Александровна в уходе за инвалидами много времени проводила на Малой улице, 3, забывая собственное увечье. Обычно с ней рядом были санитар А.И. Жук и фельдшерица Ф. С. Войно. Санитар А.И. Жук был на службе у Анны Александровны с момента, когда начал учить ее ходить на костылях после шести месяцев, что она пролежала на спине. Он же вывозил ее летом в кресле во Дворец и в церковь.

Годовщина образования дома для инвалидов была отмечена Государем Николаем Александровичем. Благодарственная телеграмма, отправленная 2 января 1917 года на Высочайший адрес гласит:

«Ваше Императорское Величество! Сегодня в день годовщины нашего Серафимовского Лазарета-Убежища имели великое счастье получить от Вашего Императорского Величества Образ Святого Серафима Саровского. За таковое Высокомилостивое внимание приносим глубокую благодарность и повергаем к стопам Вашего Императорского Величества свои верноподданнические чувства безпредельной любви и преданности». Начальница Анна Вырубова, персонал больные и раненые.


Дом Пистолькорсов (слева), в нем в настоящее время расположен ресторан «Русский дом», деревянное здание лазарета-убежища (справа) не сохранилось. На его месте построен дом. Фото http://tsarselo.ru/

Помещение для инвалидов в Царском Селе было переполнено и уже не могло вместить всех желающих. Анна Александровна решила найти для него большее помещение за чертой города, где была бы возможность вести свое подсобное хозяйство. Устройство огорода, скотного двора позволило бы решить продовольственную проблему, являющейся значительной статьей расходов.

Покупка земли не обошлась без волнений. Императрице пришлось настоять в просьбе оставить за ней выбранный ею участок, хотя на него была совершена сделка продажи и покупки. В письме от 31 марта 1916 г. Императору Николаю II в Ставку она писала:

«Я прошу тебя настоять, чтобы Ане позволили купить этот участок земли, который она выбрала (стоимость от десяти до двенадцати тысяч). <…>Пока еще у нее не будет денег для постройки, она может там сажать овощи, это будет выгодно для ее убежища. <…>Мы оба хотим, чтобы она могла купить это место (или же можем подарить его ей на Пасху, десять, двенадцать тысяч по твоему усмотрению), только пожалуйста, пусть это будет сделано теперь же и не давай им надуть ее. Прости, что я надоедаю тебе этим, но я знаю, что она очень волнуется по поводу этого места и полезно ей иметь это дело, чтобы думать о нем, о планах, о посадках и т.д.».

«Купили клочок земли и стали собирать деревянные бараки, выписанные из Финляндии. Я часами проводила у этих новых построек. Многие жертвовали мне деньги на это доброе дело, но, как я уже писала, и здесь злоба и зависть не оставляли меня; люди думали, вероятно, что Их Величества дают мне огромные суммы на лазарет. Лично Государь мне пожертвовал 20 000 рублей. Ее Величество подарила церковную утварь в походную церковь».

Купленная земля представляла собой поляну, служившая ранее пастбищем, окруженная высокими деревьями. Место было красивым. В планах Анны Александровны было со временем обосновать на этом месте монастырь. Об этом ходили слухи, об этом и пишет Императрица 8 декабря 1917года из Тобольска:

«Безконечно тебя люблю и горюю за свою «маленькую дочку» – но знаю, что она стала большая, опытная, настоящий воин Христов. Помнишь карточку Христовой Невесты? Знаю, что тебя тянет в монастырь (несмотря на твоего нового друга!). Да, Господь все ведает, очень хочется верить, что увидим еще храм Покрова с приделами на своем месте – с большим и маленьким монастырем».

Помимо деревянных финских домиков, началось возводится основное здание лазарета с домовой церковью. Как отмечает старший научный сотрудник Царского Села, Г.В. Семёнова, оно имело «характер растянутого Ш-образного планового решения и соответствовало типу богадельни, приюта или больницы, для строительства которых обычно использовались типовые чертежи и нормы, с типовым же набором помещений и построек жилого и хозяйственного назначения и устройства погребов для припасов, сараев для хранения дров и сена, размещения конюшен, экипажных и т. д.».

В строительстве помогали военнослужащие подразделений, дислоцированные для обороны Императорской резиденции в Царском Селе в годы Первой мировой войны.


План основного здания с домовой церковью. Сделано по фотографиям 1917 года. Фото из книги М.Ю. Мещанинова

5 ноября 1916 г. состоялась торжественная закладка камня в основание церкви в здании Серафимовского убежища.

Из письма Государыни Александры Федоровны из Царского Села в Ставку от 5 ноября 1916 года: «Едим в лазарет, затем на закладку ее церкви. <…>Закладка Аниной церкви прошла хорошо, наш Друг был там, а также славный епископ Исидор, наш батюшка и т.п.».

Кроме епископа Мелхиседека (Паевского) и епископа Исидора (Колоколова1866†1918), служили духовник Царской Семьи, пресвитер собора Спаса Нерукотворного Образа в Зимнем Дворце протоиерей Александр Петрович Васильев (1868†1918) и его родственник, настоятель Феодоровского Государева собора митрофорный протоиерей Афанасий Иванович Беляев (1845†1921), о. Досифей (Разумов).

На закладке присутствовали Государыня Александра Феодоровна, Великие Княжны Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия, Г.Е. Распутин, А.А. Танеева, обер-гофмейстерина Императрицы княгиня Е.А. Нарышкина, лейб-медик Е.С. Боткин, главный уполномоченный по всем учреждениям Красного Креста Царского Села генерал-майор С.Н. Вильчковский, ктитор Феодоровского Государева собора полковник Д.Н. Ломан и его супруга, О.В. Ломан, архитектор В.И. Яковлев, инженеры, рабочие-строители, а также персонал Серафимовского лазарета.


Императрица с дочерьми, Анна Александровна после церемонии закладки первого камня в церкви. Фото https://fedor-ragin.livejournal.com




Анна Александровна раздает солдатам охраны Образ преп. Серафима Саровского. Фото https://fedor-ragin.livejournal.com

После закладки был прием в Трапезной палате Феодоровского городка, устроенный для участников полковником Д.Н. Ломаном.


Трапезная палата Феодоровского городка и ее интерьер. 1917, 1916 г.

Вскоре после церемонии закладки первого камня, 17 декабря 1916 года (ст. ст.), был убит Г. Распутин. Его убийство послужило толчком к началу революции.

Из воспоминаний Анны Александровны: «Во время этих манифестаций по поводу убийства Распутина Протопопов спрашивал совета Ее Величества по телефону, где его похоронить. Впоследствии он надеялся отправить тело в Сибирь, но сейчас же сделать это не советовал, указывая на возможность по дороге безпорядков.

Решили временно похоронить в Царском Селе, весной же перевезти на родину. Отпевали в Чесменской богадельне, и в 9 часов утра в тот же день (кажется, 21 декабря) сестра милосердия привезла на моторе гроб Распутина.

Его похоронили около парка, на земле, где я намеревалась построить убежище для инвалидов.

Приехали Их Величества с Княжнами и я и два или три человека посторонних. Гроб был уже опущен в могилу, когда мы пришли; духовник Их Величеств отслужил краткую панихиду, и стали засыпать могилу.

Стояло туманное холодное утро, и вся обстановка было ужасно тяжелая: хоронили даже не на кладбище. Сразу после краткой панихиды уехали. Ужас и отвращение к совершившемуся объяли сердца Их Величеств».

7 марта 1917 г. по распоряжению тогдашнего министра юстиции Временного правительства А. Керенского могила была обнаружена и разрыта. Гроб с останками старца извлекли и доставили в Петроград. Опасались, что его захоронение станет местом объединения сторонников монархии.

С Серафимовским лазаретом-убежищем связана еще одна печальная, горькая страница в жизни Анны Александровны. В своих воспоминаниях она напишет: «Во всяком случае, я по-детски привыкла верить святым мужам и святым женам, которые были в России. Так же сильно верила я, что нашла духовно одаренного человека, когда познакомилась с Г. Распутиным, человеком, сыгравшим печальную роль в моей дальнейшей жизни».

Строительство приняло было приостановлено. К осени 1916 г. успели соорудить лишь фундамент.


Здание Серафимовского лазарета-убежища в строительных лесах. 1917 г. Фото http://sobory.ru/article/?object=40680


Фото из книги М.Ю. Мещанинова


Фото http://sobory.ru/article/?object=40680

В стране начался февральский государственный переворот. Под конвоем вернувшийся из Ставки Государь Николай Александрович и вся его семья находились под домашним арестом в Александровском Дворце, в который переехала Анна Александровна после угроз ее убийства.

21 (ст. ст.) марта 1917 года, Анна Александровна была арестована А.Керенским и помещена в одиночную камеру Трубецкого бастиона Петропавловской крепости.

«Большевики закрыли мой лазарет, но мне приходилось платить жалование конторщику, старшей сестре и т. д., а также оставался инвентарь, хотя большую часть раскрали служащие; осталась корова и две лошади.

Когда заведующий лазаретом отказался приехать из Москвы помочь мне ликвидировать, я обратилась к присяжному поверенному с просьбой помочь мне окончательно развязаться с этим делом. Последний открыл мне глаза на всевозможные злоупотребления писаря и старшей сестры. Когда же мы призвали его для объяснения, он сказал, что никаких объяснений он давать не намерен, что оставшееся имущество и корова принадлежат ему. Когда я стала возражать, прося его отдать корову, так как моя мать будучи тяжело больной, нуждалась в молоке, он только смеялся и затем написал на меня донос в ЧК. 7-го октября ночью мать и я были разбужены сильными звонками и стуком в дверь, и к нам ввалились человек 8 вооруженных солдат с Гороховой, чтобы произвести обыск, а также арестовать меня и сестру милосердия».

По прошествии 100 лет, любовь и сострадание к ближним Анны Александровны, ее старания, скорби, связанные со строительством Серафимовского убежища, не осталось забытыми.

16 ноября 2005 г. в Александровском парке Царского Села был установлен и освящен большой деревянный восьмиконечный Крест. В центре его находилась икона Серафима Саровского, в дальнейшем добавилась икона святых Царственных мучеников, изображение Г. Распутина. Около него служились молебны, панихиды по убиенному Г. Распутину. На одной из таких панихид довелось присутствовать. К сожалению, не вспоминалась имя Анны Александровны (мон. Марии), начальницы лазарета, «безкровная страдалицы», столько сил отдавшей и столько горя испытавшей до момента его закрытия и после.

Не поэтому ли место недостроенного здания было определено ошибочно, оно находится вне пределов парка, на значительном расстоянии от него, как это утверждает научный сотрудник Г.В. Семенова.

Крест - символ победы добра над злом. Само установление Креста свидетельствует о памяти, благодарности и надежде.

Надежде, что будет возрождение Руси через возрождение исторических мест, связанных с событиями жизни Царской семьи, их верных друзей, с исторической правдой о целях и делателях революции 1917 года.

Людмила Хухтиниеми,
Председатель Общества
памяти святых Царственных мучеников и
Анны Танеевой в Финляндии ry


Источники:

Воспоминания А.А. Танеевой.
http://tsarselo.ru/
http://tzar.ru/

© Copyright: tsaarinikolai.com