ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!

PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.

Нет больше той любви, как если кто положит
душу свою за друзей своих.
(Ин 15:13)









АЛЬБОМЫ АННЫ
АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ


АЛЬБОМЫ АННЫ АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ



ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!

КОНТАКТЫ


«Наш род служил трем Царям, каждый день в нашем доме Царь упоминался почти как Богу равный. Наш отец подчеркивал важность для человека чувства долга и призывал нас во всех случаях жизни следовать голосу своей совести»

РАССТАВАНИЕ С ЦАРИЦЕЙ И ДЕТЬМИ


        «...17-го марта приехал во Дворец Керенский для ареста больной А. А. Вырубовой. Когда сообщили об этом Вырубовой, то она была сильно поражена таким неожиданным известием, но старалась крепиться духом и владеть собой. Керенский больную торопил, не предоставив даже самого короткого времени на сборы. Вырубова просила разрешения проститься с Государыней и детьми. Керенский долго не соглашался, но после слезной просьбы дал разрешение попрощаться в его присутствии.
        Когда это известие дошло до Государыни и детей, то они так горько заплакали, как никогда. Они все переносили, но этот новый удар был для них слишком тяжел.
        С Государыней случилось дурно, но она скоро оправилась и встала. При прощании, как Государыня, так и верная ей Вырубова горько плакали. Картина этого последнего прощания была потрясающая. Кажется, смягчилось бы железное сердце, но грубое сердце временщика Керенского не смягчилось, а еще более ожесточилось, ибо он не ожидал такой преданности и взаимной любви.
        При прощании говорили они очень немного на английском языке, просили друг у друга прощения и молитв, затем крепко неоднократно поцеловались, оградили друг друга крестным знамением; Вырубова, рыдая как дитя, пошла, а Государыня осталась на месте со слезами. Они чувствовали, что это их последнее свидание на земле.
        Вырубову из дворца вывели под руки, посадили в автомобиль и отвезли в Петропавловскую крепость, назначив самый строгий режим в сыром душном каземате.

Из книги игумена Серафима (Кузнецова) «Православный Царь-Мученик».