ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!

PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.



Нет больше той любви, как если кто положит
душу свою за друзей своих.
(Ин 15:13)




НАШИ ДРУЗЬЯ - MEIDÄN YSTÄVÄT:




АЛЬБОМЫ АННЫ
АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ


АЛЬБОМЫ АННЫ АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ



ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!

КОНТАКТЫ


«Наш род служил трем Царям, каждый день в нашем доме Царь упоминался почти как Богу равный. Наш отец подчеркивал важность для человека чувства долга и призывал нас во всех случаях жизни следовать голосу своей совести»



МАТЕРЬ БОЖИЯ В ЖИЗНИ АННЫ АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ
(МОН. МАРИИ)




Текст молитвы к Божией Матери на плотной, малинового цвета бумаге написан рукой мон. Марии (АА. Танеевой). Мелким шрифтом внизу добавлено: Всесвятым и Благим и Животворящим Его Духом.
Фото из архива АА. Танеевой

О том, как часто мон. Мария (А.А. Танеева) молитвенно обращалась к Владычице Богородице, говорит обветшавшая со временем бумага.

Воспитанная в лучших традициях своего времени, Анна Александровна, как и ее сестра и брат, получила религиозное образование.

«Несмотря на путешествия и полученное образование, больше всего нас, детей, все-таки воспитали наши родители. Самым большим счастьем для нас было быть в их кругу, и они, со своей стороны, посвящали нам каждую свободную минуту. Под влиянием наших родителей из нас выросли люди, любящие искусство и все красивое. Вера в Бога, посещение богослужений, безупречная жизнь, молитва были для нас опорой на жизненном пути. Наш отец подчеркивал важность для человека чувства долга и призывал нас во всех случаях жизни следовать голосу своей совести. Он сам был самозабвенно предан Престолу и своему Государю; эту же преданность мы переняли от него, как и он перенял ее от своих предков».

В Михайловском Дворце, где находилась Канцелярия Императорского Гражданского кабинета, была Дворцовая церковь, в которой Анна Александровна первый раз причастилась Святых Христовых Таин. В ту церковь Танеевы часто ходили на богослужения.

Во всех тяжких случаях жизни, а их в ее жизни было не мало, она просила помощи и заступничества Божией Матери.

Начало Первой мировой войны было трудным и утомительным временем для членов Царской семьи. С раннего утра до поздней ночи не прекращалась деятельность Императрицы Александры Федоровны по организации лазаретов. Вставали рано, ложились иногда в два часа ночи. Каждый день, в 9 часов утра Императрица вместе с Анной Александровной заезжала в церковь Знаменья, к чудотворному образу Божией Матери, прося ее помощи, и уже оттуда ехали на работу в лазарет.


Фото из архива АА. Танеевой

«Когда Государь принял главнокомандование и переместился в Главный штаб в Могилев, мы часто ездили навестить его там. В один из приездов в Могилев мне впервые стало ясно, какая широкая сеть интриг была сплетена против Императорской Четы. Позже вся Императорская семья переехала в Главный штаб. Наследник спал вместе с Государем, их походные кровати стояли рядом.

Среди неправды, интриг и злобы было, однако, и в Могилеве одно светлое местечко, куда я приносила свою больную душу и слезы. То был Братский Монастырь. За высокой каменной стеной на главной улице - одинокий бедный храм, где два-три монаха справляли службу, проводя жизнь в нищете и лишениях. Там находилась чудотворная икона Могилевской Божьей Матери, благой лик которой сиял в полумраке бедного каменного храма. Я каждый день урывала минутку, чтобы съездить приложиться к иконе.

Услышав об иконе, Государыня тоже ездила раза два в монастырь. Был и Государь, но в нашем отсутствии. В одну из самых тяжелых минут душевной муки, когда мне казалась близка неминуемая катастрофа, помню, я отвезла Божией Матери свои бриллиантовые серьги. По странному стечению обстоятельств, единственную маленькую икону, которую мне разрешили потом иметь в Петропавловской крепости, была икона Божией Матери Могилевской, - отобрав все остальные, солдаты швырнули мне ее на колени. Сотни раз в день и во время страшных ночей я прижимала ее к груди... И первое приветствие по освобождении из крепости была та же икона, присланная из Могилева монахами, вероятно, узнавшими о моем заключении».

В страданиях и мучениях тюремного заключения в Петропавловской крепости, казалось бы в безысходном положении, Анна Александровна была хранима Божией Матерью.

«Самое страшное — это были ночи. Три раза ко мне в камеру врывались пьяные солдаты, грозя изнасиловать, и я чудом спаслась от них. Первый раз я встала на колени, прижимая к себе иконку Богоматери, и умоляла во имя моих стариков родителей и их матерей пощадить меня».

После освобождения из Петропавловской крепости «на время я была свободна, виделась ежедневно с дорогими родителями; двое старых верных слуг жили со мной в крошечной квартире, разделяя с нами лишения и не получая жалованья. Любимые друзья посещали нас и помогали нам.

Я верила, надеялась и молилась, что ужасное положение России временное и что скоро наступит реакция, и русские люди поймут свою ошибку и грех по отношению к дорогим узникам в Тобольске.

Как-то раз я пошла к обедне в одно из подворий — я ходила часто в эту церковь. После обедни ко мне подошел монах, прося меня зайти в трапезную. Войдя туда, я испугалась: в трапезной собралось до двухсот простых фабричных женщин. Одна из них на полотенце поднесла мне небольшую серебряную икону Божьей Матери «Нечаянной Радости»; она сказала мне, что женщины эти узнали, кто я, и просили меня принять эту икону в память всего того, что я перестрадала в крепости за Их Величества. При этом она добавила, что если меня будут продолжать преследовать — все их дома открыты для меня.

Я была глубоко тронута, но в то же время испугалась и, должна сознаться, расплакалась, обняв ее и других, которые были ближе ко мне. Все они обступили меня, прося получить что-нибудь на память из моих рук. К счастью, в монастыре нашлись иконки, которые я могла раздать некоторым из моих новых друзей. Нет слов выразить, как глубоко я была тронута этим поднесением бедных работниц: ведь они из своих скудных средств собрали деньги, чтобы купить эту небольшую икону в дар мне, совсем для них чужой женщине, и только потому, что я, по их словам, «невинно страдала».

Образ «Умиления» Божией Матери Анна Александровна получила в качестве благословения великой подвижницы, прозорливой Саровской Парасковьи Ивановны.

По воспоминаниям игумена Серафима (Кузнецова) «Православный Царь-мученик»:

«Затем старица взяла иконки Умиления Божией Матери, пред которой скончался преподобный Серафим, заочно благословила Государя и семью, передала их мне и просила переслать. Благословила она иконки: Государю, Государыне, Цесаревичу, Великим княжнам Ольге, Татьяне, Марии и Анастасии, Великой княгине Елизавете Феодоровне и А.А. Вырубовой».

Велико заступничество Божией Матери! Молитва Анны Александровны к Ней продолжалась до конца ее жизни.

Матерь Божия близка каждому из нас, Она родная мать своим детям.

Царица Небесная, Пресвятая Богородица, моли о нас грешных!

Людмила Хухтиниеми.
Председатель Общества памяти
святых Царственных мучеников и
Анны Танеевой в Финляндии ry


Источник:
«Анна Танеева – фрейлина Государыни». СПБ, 2012 г.
А. А. Танеева. «Страницы из моей жизни». Париж, 1922 г.

© Copyright: tsaarinikolai.com