ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
Tsaariperhe

TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!





ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!

PayPal

КОНТАКТЫ



PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.
Anna_ja_perhe


ПИСЬМА ЦАРСТВЕНЫХ МУЧЕНИКОВ ИЗ ЗАТОЧЕНИЯ В ТОБОЛЬСКЕ

Продолжение 1


Фото http://sdhram.ru

От Государыни Императрицы Александры Федоровны М. М. Сыробоярской+).

Тобольск, 9 декабря 1917 г.


Много о Вас, милая, думаю; грустно и тоскливо на душе. Тяжела разлука с дорогими и любимыми... без известий.

Но Господь милостив и их охраняет и услышит молитвы и видит слезы матери. Боже мой - эти переговоры о мире... позор величайший. А по моему глубокому убеждению, Господь этого не допустит(1). По моему, самое худшее прошло - хотя много еще тяжелого впереди. Но душа как-то чувствует свет. Невозможно падать духом. Чувствуешь, что что-то свыше поддерживает все время и дает надежды на лучшие дни, светлые. Но терпеть надо еще и... молиться. Милая, читайте теперь почаще акафист "Нечаянной Радости" (Образ в Кремле). Я ее много читаю и нужна она всем крепко верующим.

Рождество близко и... мир, но мир душевный хочется видеть в русских сердцах, а не измену с немцами. Солнце сияет за тучами, мы его только не видим, но оно старается нам показаться - откроем глаза, поднимем сердца, раскроем души, призовем Матерь Божью на помощь Родине. Сегодня праздник Нечаянной Радости(2). Господь с Вами, милая. Горячо Вас люблю, за Вас обоих (мать и сын Сыробоярские) молюсь и за Россию.

Сестра.
____________________________________________

+) "Скорбная Памятка", стр. 58.

(1) Подчеркивая эти слова Государыни в "Скорбной Памятке" (стр. 58-59), ген. А. В. Сыробоярский пишет:

"Какими огненными буквами должны войти в историю России и в сердца Русских людей эти слова письма Царицы: "Боже мой - эти переговоры о мире... позор величайший. А по моему глубокому убеждению, Господь этого не допустит".

А как еще недавно вся Россия, весь мир шептал - Царица хочет сепаратный мир с немцами заключить, Россию, союзников предать...

Верховный революционный главнокомандующий Алексеев бросает тень измены на Императрицу только потому, что во Дворце, в комнатах Царя, Верховного вождя Армии, была найдена карта Русского фронта. Г-н Керенский в своих заграничных газетных статьях уверяет, что он создавал революцию для того, чтобы не допустить Царя заключить сепаратный мир с немцами. Русское общество, аристократия, Члены Госуд. Думы - все боролись тоже во имя этой идеи... и победили. И вот накануне заключения позорного Брестского мира, подготовленного всеми этими победителями... из далекой Сибири, из заточения, накануне принесения последней своей жертвы Отечеству - собственной жизни, Царица в отчаянии восклицает: "Боже мой - эти переговоры о мире позор величайший"... Но разве в этом только позор, а не в той клевете, подлой лжи, которую общими усилиями возвели на Ее Величество".

(2) Праздник иконы Божьей Матери "Нечаянная Радость".


От Государыни Императрицы Александры Федоровны А. В. Сыробоярскому+).

Тобольск, 10 декабря 1917 г.


Какие теперь грустные праздники! Помню письма с фронта прошлую зиму - как елку готовили - концерт, подарки старой части тоже. Да - хорошо, что заранее не знаем, что судьба нам готовит!

Да, живешь в прошлом и в надежде лучших дней. Не надо так мрачно смотреть - голову наверх - бодрее всем в глаза смотреть. - Никогда надежду не терять - непоколебимо верить, что пройдет этот кошмар. Не все потеряно - страна молодая - как после смертельной болезни, организм еще больше окрепнет - так и с дорогой Родиной будет. Вспомните мои слова - я так много пережила, страдала - старая в сравнении с Вами - все-таки сильнее верю и надеюсь, чем Вы.

Господь испытывает - а потом облегчит - полечит все ужасные раны. Немного еще потерпит, с новым годом будут лучшие дни - хотя много еще впереди работы всем, острый период пройдет, и тогда придется всеми силами снова работать, строить, творить, поправить, чтобы Родина окрепла. Бывают времена, когда нигде себе места не найдешь, да я этого еще не испытывала, всегда была занята чем-то, благодаря Богу, раньше все в большом виде, теперь с детьми. Вам, конечно, в сто раз хуже, но поверьте мне, не может быть вечно плохо. Не могу Вас убедить, так как ничего не знаю о Вас, но глубоко верю в Божье милосердие и справедливость - надо страдать за большой грех, искупить вину, - потом поймете.

Будем обо всем этом говорить, но где, когда, как - это Богу одному известно. Как же жить, если нет надежды? Надо быть бодрым, и тогда Господь даст душевный мир.

Смотрите на любимую природу - там солнце ярко светит и так она должна в душе светить и удалять черные тучи.

Безпокоюсь за очень дорогих в Петрограде. Плохо там очень, большие безпорядки и ужасы, говорят, опять там - и все-таки душа бодрствует, это Господь Бог дает надежду и спокойствие. Безпокоишься больше 3-х лет за дорогих. Устало сердце, но молишься без конца и верится.

Скучное пишу Вам, но так хочу моему бывшему раненому другу помочь и опять не удается - не умею слов найти, но постарайтесь понять, что Бог выше всех, и все Ему возможно, доступно. Люди ничего не могут. Один Он спасет, оттого надо безпрестанно Его просить, умолять спасти Родину дорогую, многострадальную.

К а к я с ч а с т л и в а, ч т о м ы н е з а г р а н и ц е й, а с н е й в с е п е р е ж и в а е м (разрядка - ред.). Как хочется с любимым больным человеком все разделить, вместе пережить и с любовью и волнением за ним следить, так и с Родиной.

Чувствовала себя слишком долго ее матерью, чтобы потерять это чувство - мы одно составляем, и делим горе и счастье. Больно нам она сделала, обидела, оклеветала и т. д., но мы ее любим все-таки глубоко и хотим видеть ее выздоровление, как больного ребенка с плохими, но и хорошими качествами, так и Родину родную. Но довольно об этом. Да, природа самое лучшее, но и она все-таки меняется, летом, зимой: туманы, бури, шквалы и так далее, так и с человеком и так же со страной - все повторяется, но масштаб другой.

Что у других лучше: не думаю, чтобы Вы там сумели жить. Надо раньше найти в себе покой и мир, тогда можно везде жить, в свободе, в узах, тяжело, может быть, страшно, но душа должна оставаться не тронута: крепка, глубока, тверда, как стена. Ведь, как жестоко другие все разрушают, что сам строил с отвагой, любовью - больно, но перенести должен человек. Если бы видели боль и кротость, Вы бы поняли Его (т. е. Государя).

4 месяца, что мы здесь - что в неволе. Помните вечера в лазарете и у нас. Столько неизгладимых воспоминаний на всю жизнь. Дай нам Бог встретиться в новом году - очень надеюсь. Тяжело вдали от всех друзей.

Желаю Вам в новом году доброго здоровья, мира душевного, работы и счастья. Шлем горячий привет и пожелания. До свидания! Будьте хранимы (крещу). Всего наилучшего, поправляйтесь скорее(1). Ждем известий.

Сестра.
____________________________________________

+) "Скорбная Памятка", стр. 59-60.

(1) Полк. А. В. Сыробоярский в то время только что перенес операцию аппендицита.


От Великой Княжны Марии Николаевны З. С. Толстой+).

Тобольск. 10 декабря 1917 г.


Мы живем тихо, гуляем по-прежнему два раза в день. Погода стоит хорошая, эти дни был довольно сильный мороз. А у Вас наверное еще теплая погода? Завидую, что Вы видите чудное море! Сегодня в 8 часов утра мы ходили к Обедни. Так всегда радуемся, когда нас пускают в церковь, конечно эту церковь сравнивать нельзя с нашим собором(1), но все-таки лучше, чем в комнате. Сейчас все сидим у себя в комнате. Сестры тоже пишут, собаки бегают и просятся на колени. Часто вспоминаю Царское Село и веселые концерты в лазарете; помните, как было забавно, когда раненые плясали; также вспоминаем прогулки в Павловск и Ваш маленький экипаж, утренние проезды мимо Вашего дома. Как все это кажется давно было. Правда? Ну мне пора кончать. Всего хорошего желаю Вам и крепко Вас и Далю (дочь З. С. Толстой) целую. Всем Вашим сердечный привет.

Мария.
____________________________________________

+) "Русская Летопись", кн. 1, стр. 144.

(1) Феодоровский Государев Собор в Царском Селе.


От Великой Княжны Ольги Николаевны с припиской Великой Княжны Анастасии Николаевны, М. С. Хитрово+).

Письмо на 2 страницах, 22,5 х 18.

Тобольск. 26-го декабря 1917 г.


Здравствуй Ритка милая!

Твое письмо от 7-го получила вчера вечером и очень за него благодарю. Написала я Тебе конечно уже в Воскресенье, т. ч. не знаю получишь его или нет. Вот уже и Праздники. У нас стоит в углу залы елка и издает чудный запах, совсем не такой как в Царском. Это какой-то особый сорт и называется "бальзамическая елка". Пахнет сильно апельсином и мандарином и по стволу течет все время смола. Украшений нет, а только серебряный дождь и восковые свечи, конечно церковные, т. к. других здесь нет.

После обеда, в сочельник, раздавали всем подарки, большею частью разные наши вышивки. Когда мы все это разбирали и назначали кому что дать, нам совершенно напомнило (благотворительные) базары в Ялте. Помнишь сколько было всегда приготовлений? Всенощная была около 10-ти вечера и елка горела. Красиво и уютно было. Хор был большой и хорошо пели, только слишком концертно, а этого я не люблю.

Ритка знаешь, от Тили (Ю. А. Ден) мы не имеем ни строчки и вообще ничего с августа что довольно странно, и знаем только из Ваших писем. Что она была в Од(ессе). Неужели она забыла об нашем существовании? Пишу Тебе в большой зале, на громадном столе, где помещаются маленькие солдатики брата. А немного подальше, Папа и четверо детей пьют кофе, а Мама еще не встала. Показалось солнце и светит на бумагу через мое правое плечо. За эти дни наконец прибавило снега и гора наша растет. Я написала маленькому Черн. и на следующий же день получила его письмо. Пожалуйста, поблагодари его и передай большой привет. Катя пишет, также и Т. Соня. Биби уже месяца 3 молчит, Оля (Колзакова) еще дольше. Приехала Иза (бар. С. К. Буксгевден), но ее из того дома (где жила свита) не пускают(1). Видели только из окна. Теперь кончаю. Желаю Тебе много счастья в будущем году и крепко целую, душка моя. Все шлют привет. Мама целует, здорова. Господь с Тобой.

Твоя Ольга.

Сердечное спасибо милая моя Рита за поздравление. От Любы (Хитрово) получаю иногда письма. Часто вспоминаем. Целую крепко.

А(настасия).
____________________________________________

+) Печатается впервые.

(1) См. письмо Государыни Императрицы от 26 декабря 1917 г. на имя М. М. Сыробоярской, примечание 4.


От Государыни Императрицы Александры Федоровны М. М. Сыробоярской+).

(Тобольск) 8-го января (1918 г.)


В такое страшное, мучительное время думаешь, что все церкви были бы переполнены в П(етрограде), но нет, почти совершенно пусты. Что же это такое? Как же не прибегнуть к Тому, от Которого все зависит? Если к нему не обращаться, - кто же спасет? Как чудны эти молитвы 6-го января (Крещение Господне).

Так молилась, чтобы Господь дал разум, премудрость и страх Божий всем людям, чтобы Дух Господень нашел бы на всех. Боже, как все Христа распинают. Как Он ежечасно страдает из-за грехов мира... За нас Он умер, страдал и так мы ему отплатили!... Больно на душе, вглубь смотреть, читать все в душах безумных слепцов... И Та, за всех страдающих, видит этот ад, рыдания своих детей, приносит Сыну Своему все слезы и моления тех, которые еще не забыли прибегнуть к Ней за помощью, участием и предстательством. Ее, которая Его для нас грешных родила, жестоко мы, люди, заставляем страдать, но Она обещала всегда молиться за всех к Ней прибегающих с мольбой. Спасибо моей милой Знаменской, что хотела мне перчатки связать, но посылка наверно не дошла бы. Надеюсь, что она шаль носит, Она (т. е. Государыня) для того ее сделала, а не чтобы спрятать.

Между прочим, наших женщин (М. Ф. Занотти, А.П. Романова и А.Я. Уткина) все не желают пропускать к нам. 5 недель они уже здесь, а другой (бар. С. К. Буксгевден), которая позволение имеет еще из Петрограда, тоже солдаты запретили войти к нам(1). Конечно, это другие усердствуют и заставили солдат так говорить. Мне их жаль бедняжек, из любви приехали и так с ними обращаются. И очень дорого там жить. Родная моя, как у вас там на квартире? не холодно ли? Вы, конечно, не скажете, но берегите себя для тех, которые Вас нежно любят(2).

Говорят, что больше "семью" не пустят в церковь, кроме, как на Двунадесятые праздники, и, может быть, в посту(3). Разве это не мило? - Душки такие. Не понимают они, что Обедню нельзя иметь без походной церкви в доме(4). Обедница это совсем не то, не та благодать, как в Литургии, отнять эту радость и утешение жестоко, отняли и выдумали глупейшую причину - каждый разное говорит: что будто бы солдаты не желают так рано вставать (а мы должны это из-за публики), но это им придется только каждому раз в три недели вставать от 8 до 9-ти; другие - будто бы плохие люди здесь, не хорошие (к чему тогда наша охрана с винтовками?), третьи - что публика хочет ближе смотреть и обижается, когда солдаты их отгоняют.

Только предлоги, чтобы показать, что они хозяева и могут командовать, как это низко. Но пускай, не буду роптать, помню, что Господь везде слышит наши молитвы.

Сестра.
____________________________________________

+) "Скорбная Памятка", стр. 62-63.

(1) См. письмо Государыни Императрицы от 26 декабря 1917 г. на имя М.М. Сыробоярской, примечание 4.

(2) А в это время, по воспоминаниям П. Жильяра, в доме, где жила Царская Семья, в комнате Великих Княжон "настоящий ледник".

(3) После Литургии в первый день Рождества Христова диакон Евдокимов, по согласованию со священником Алексеем Васильевым, провозгласил за молебном многолетие Царской Семье по старой формуле. Эта неосторожность вызвала бурю в солдатской среде. Они потребовали удаления священника под угрозой его смерти, и Епископ Гермоген был вынужден сослать его временно в близлежащий Абалацкий монастырь. Но и этого было мало: злоба их пала на Царственных Узников. Они постановили запретить Царской Семье посещать церковь: пусть молятся дома, в присутствии и под наблюдением солдат. С трудом полк. Кобылинскому удалось добиться разрешения, чтобы Семья посещала церковь в Двунадесятые праздники.

(4) Вот почему Государь Император всегда просил совершать на дому Обедницу, а не Обедню.


Из книги "Письма Святых Царственных Мучеников из заточения."

Издательство Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. Санкт-Петербург 1998 г.

© Copyright: tsaarinikolai.com