ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
Tsaariperhe

TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!





ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!

PayPal

КОНТАКТЫ



PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.
Anna_ja_perhe


ПИСЬМА ЦАРСТВЕНЫХ МУЧЕНИКОВ ИЗ ЗАТОЧЕНИЯ В ТОБОЛЬСКЕ



О приезде в Тобольск Маргариты Сергеевны Хитрово

На общем фоне революции, который Государь Император так верно заклеймил словами "кругом измена, и трусость, и обман", молодая фрейлина Маргарита Сергеевна - или, как ее сокращенно называли "Рита" Хитрово вписала свое имя на славной странице истории, показав пример безграничной преданности Царской Семье, самоотверженности, смелости и мужества.

Во время война она работала вместе с Августейшими сестрами милосердия в Собственном Ее Величества лазарете в Царском Селе и за эти годы особенно сблизилась со своей сверстницей Великой Княжной Ольгой Николаевной. Не прошло и двух недель после отъезда Царской Семьи, как она отправилась в путь, взяв с собой письма для передачи Их Величествам, Августейшим детям и лицам свиты. Она ехала для того, чтобы как-нибудь, хотя бы мельком, повидать Царскую Семью, лелея надежду быть чем-либо Ей полезной или, по крайней мере, разделить с Царственными Узниками выпавшие на Их долю испытания. Эта поездка через бунтующую Россию, в переполненных разнузданной солдатней поездах представляла немалую опасность для беззащитной юной путешественницы и сама по себе была подвигом.

Путешествие прошло благополучно, и 18 августа М. С. Хитрово достигла места назначения. "Приехав в Тобольск, - рассказывает Т. Боткина, - она моментально направилась в дом, где помещалась свита, и наткнулась на гр. Гендрикову, которая провела ее в свою комнату. Затем туда же пришел мой отец, и они все мирно разговаривали, когда пришел Кобылинский и объявил, что он вынужден арестовать Хитрово".

Это было сделано по личному распоряжению Керенского, который, получив донос о якобы замышляемом освобождении Царской Семьи, поторопился отправить на имя прокурора Тобольского Окружного Суда срочную телеграмму(1) со следующими предписаниями: "Исключительное внимание обратите на приезд Маргариты Сергеевны Хитрово, молодой светской девушки, которую немедленно на пароходе арестовать, обыскать, отобрать все письма. Паспорта и печатные произведения, все вещи, не составляющие личного дорожного багажа... немедленно под надежной охраной доставить в Москву прокулату (т. е. прокурору судебной палаты)..." (Н. Соколов, стр. 23). Приказание было строго выполнено, и мнимая заговорщица была в тот же день выслана из Тобольска.

18 августа Государь Император записал в Своем дневнике: "Утром на улице появилась Рита Хитрово, приехавшая из Петрограда, и побывала у Настеньки Гендриковой. Этого было достаточно, чтобы вечером у нее (Гендриковой) произвели обыск". На другой день, 19 августа, Он добавил: "Вследствие вчерашнего происшествия Настенька лишена права прогулки по улицам в течение нескольких дней, а бедная Рита должна была выехать обратно с вечерним пароходом".

В газетах вокруг этой поездки был поднят невероятный шум, долго не прекращавшийся, и революционной власти еще долго мерещился призрак монархического заговора, предпринятого с целью освобождения Царской Семьи.

Так закончилась неудачная попытка героической русской девушки соединить свою судьбу с мученической судьбой обожаемой Царской Семьи.
____________________________________________

1) Информация о монархическом заговоре была получена от одного из чиновников прокурорского надзора. Случайно в поезде он подслушал разговор между двумя ехавшими с ним в одном купе пассажирками, одной из которых была Л. В. Хитрово, мать Маргариты Сергеевны. Она рассказывала о ссылке Царской Семьи, о попытке освободить Царственных Узников, о поездке дочери в Тобольск и т. д. Сказанного было достаточно для того, чтобы ретивый чиновник мог состряпать донос, который и был представлен по начальству. Поднимаясь по иерархической лестнице, этот донос вырос до гиперболических размеров и в таком виде достиг самого министра-председателя, вызвав панику у него и среди его окружения, в результате чего в Тобольск и была послана злополучная телеграмма за его подписью.

От Великой Княжны Анастасии Николаевны В. Г. Капраловой+)

Открытка, 14 х 9.10-го августа 1917 г. Тобольск

Милая Вера Георгиевна.

Приехали мы сюда благополучно. Живем пока на пароходе, т. к. дом не готов. Пока пишу идет дождь и сыро. М. (Вел. Кнж. Мария Николаевна) лежит, т. к. простудилась, но теперь уже ей лучше. Передайте сестре и Евг. Алекс. поклон. Надеюсь Вы все здоровы. Всего хорошего. Целуем Вас. Не забывайте. Извиняюсь за мазню.
____________________________________________

+) Печатается впервые.

От Государыни Императрицы Александры Федоровны А. В. Сыробоярскому+).

Тобольск, сентябрь 1917 г.

Так странно раненых не видеть, быть без этой работы. 15-го августа было бы три года, как работали в лазарете, но наша отставка это испортила. Но мне всегда хочется надеяться, что вдруг, если много работы будет и не хватит рук, опять вернуть на место. Что почувствуют старые раненые, если опять их привезут и старых сестер найдут? Но это фантазия - не сбудется. И без нас(1) довольно сестер милосердия. Но сомневаюсь, чтобы все так любили работу, как мы, чувствовали, что помогаешь, облегчаешь. Иногда очень больно делаешь, обижаешь невольно. Так чудно потом. Страшно интересны все операции. А сколько новых знакомых нашли, только мое здоровье мешало мне ездить в другие лазареты, и это было жалко и очень сожалею, но сил не хватало последний год.

Сестра.
____________________________________________

+) "Скорбная памятка", стр. 54.
(1) Подразумеваются Государыня Императрица Александра Федоровна, Вел. Кнж. Ольга Николаевна и Вел. Кнж. Татьяна Николаевна.


От Великой КняжныТатьяны Николаевны З. С. Толстой+).

Фрагмент письма. Тобольск, 2-го октября 1917 г. Губернаторский дом.

... Мы все тут, в общем ничего, устроились хорошо. Дом небольшой, но уютный. Есть балкон, на котором много сидим. Погода тут почти каждый день чудная, очень тепло, но листья сильно падают. На воздухе бываем много. Есть у нас здесь крошечный садик за кухней, с огородом посредине.

Обойти все это можно (не преувеличивая) в три минуты. Потом нам огородили часть улицы перед домом, где мы гуляем, т. е. ходим взад и вперед - 120 шагов длины. Улицы все здесь покрыты деревянными досками и во многих местах большие ямы, но ездят все благополучно. Наши окна выходят на улицу, так что единственное развлечение смотреть на гуляющих. Три раза мы были в церкви - такое было утешение и радость! По субботам и остальные разы у нас была Всенощная и Обедница. Конечно, и это хорошо, но все же не может заменить нам церковь. Ведь больше полугода мы не были в настоящей, потому что в Царском Селе у нас была походная... Время проходит быстро и однообразно. Работаем, читаем, играем на рояле, гуляем, уроки есть. Вот и все. Адресуйте прямо мне сюда, или на имя комиссара Панкратова, через которого проходит вся корреспонденция. ...

Татьяна.
____________________________________________

+) "Русская летопись", кн. 1, стр. 142.

От Государыни Императрицы Александры Федоровны М. М. Сыробоярской+). 17-го октября, 1917 год. Тобольск.

Мои мысли Вас много окружают. Столько месяцев ничего о Вас не знала, и Вы мои 7 писем не получили. Только 2. Письмо последний раз в конце июля. Перестала почти писать, только изредка. Боюсь другим повредить. Выдумают опять какую-нибудь глупость(1).

Никто никому не верит, все следят друг за другом. Во всем видят что-то ужасное и опасное. О, люди, люди! Мелкие тряпки. Без характера, без любви к Родине, к Богу. Оттого Он и страну наказывает.

Но не хочу и не буду верить, что Он ей даст погибнуть. Как родители наказывают своих непослушных детей, так и Он поступает с Россией. Она грешила и грешит перед Ним и не достойна Его любви. Но Он всемогущий - все может. Услышит, наконец, молитвы страдающих, простит и спасет, когда кажется, что конец уже всего. Кто свою Родину больше всего любит, тот не должен веру потерять в то, что она спасется от гибели, хотя все идет хуже. Надо непоколебимо верить. Грустно, что рука его(2) не поправилась, что не придется вернуться на старое место - но это лучше. Невыносимо тяжело и не по силам, было бы. Будьте бодрой. Оба не падайте духом. Что же делать, придется страдать, и чем больше здесь, тем лучше там. После дождя - солнце, надо только терпеть и верить. Бог милостив, своих не оставит. И Вы увидите еще лучшие дни. Александр Владим. молод - много впереди. Надо перенести смертельную болезнь, потом организм окрепнет и легче живется и светлее. Молюсь всем сердцем, нежно обнимаю.

Сестра А.
____________________________________________

+) "Скорбная Памятка", стр. 54-55.
(1) Государыня имеет в виду правительственную и газетную шумиху, вызванную поездкой в Тобольск М. С. Хитрово, которую заподозрили в принадлежности к организации, пытавшейся освободить Царскую Семью из заточения.
(2) Речь идет о сыне М. М. Сыробоярской - Александре Владимировиче.


От Государыни Императрицы Александры Феодоровны М. М. Сыробоярской+). Тобольск, 27 ноября 1917 г.

Милая Мария Мартиановна,

Анна Демидова(1) получила Ваше письмо от 9-го и 25 октября и от души Вас благодарит. Попробую и я Вам писать. Дай Бог получите, хотя многое теряется. Мы понимаем, как страшно тяжело у Вас на душе. Ваши дорогие уехали от Вас, ничего о них не знаете. В такое безпокойное неестественное время все трудно перенести. Боишься за дорогих, но Господь Бог не оставит их и услышит Ваши молитвы. Вашу молитву часто читаю и Вас вспоминаю. В молитве утешение; жалею я тех, которые находят немодным, ненужным молиться. Не понимаю даже, чем они живут. Духовный мир далек от них, все суета и суета. Оттого все так плохо пошло. Он не может благословить и дать удачу таким.

Все забыли и Родину и правду. Живут ложью, только о собственных выгодах и думают. Неимоверно тяжело видеть гибель народа дорогой страны, но Христос не оставит своих, не даст погибнуть всем невинным. Соблазн и разруха всего, тьма покрывает все, стыд и срам. До чего в это короткое время дошли, разве совесть у них все еще спит? А когда последняя их минута придет, когда перед Вечным судом будут стоять... хочется им кричать: "Проснитесь, душа погибает". Земное короткое существование проходит, а что там их ждет? Милосердный Господь, сжалься над несчастной Родиной, не дай ей погибнуть под гнетом "свободы". Простите, что так пишу, но вырвалось, крик души. Слишком сильно я свою Родину люблю, нелегко видеть, как с удовольствием все разрушают, мучают - позор. Довольно этого! Христос Спаситель наш умер, страдал за грехи наши и спасет страну еще. Крепко этому верю. Сегодня праздник Знамения(2), и вчера Вас и А. В.(3) вспоминали.

Да хранит Вас Господь Бог. Нежно Вас целую. Шлю Вам самый сердечный привет. Дети Вас целуют.

Всем сердцем Ваша.

Сестра А.
____________________________________________

+) "Скорбная Памятка", стр. 55.
(1) Комнатная девушка Ее Величества.
(2) 27 ноября/10 декабря - Воспоминание Знамения от иконы Божьей Матери в Новгороде в 1170 г. Накануне, 26 ноября/9 декабря, праздник Царскосельской иконы Знамения Божьей Матери.
(3) Полк. Сыробоярский, сын М. М. Сыробоярской.


От Государыни Императрицы Александры Федоровны А. В. Сыробоярскому+) Тобольск, 29-го ноября 1917 г.

Получила сегодня от мамы (М. М. Сыробоярская) открытку, она пишет под впечатлением Вашего письма из Вологды(1). Да, Господь Бог Вас опять спас, и впредь не оставит. Сердечное спасибо за открытку из Иркутска. Из Тюмени, к сожалению, все еще не переслали, так скучно! Тяжело маме. Что Вы так далеко, и она долго о Вас ничего не узнает.

Могу себе представить, как ужасно все, что там пережили (кровавые октябрьские события в Москве). Тяжело неимоверно, грустно, обидно, стыдно, но не теряйте веру в Божию милость. Он не оставит Родину погибнуть. Надо перенести все эти унижения, гадости, ужасы с покорностью (раз не в наших силах помочь). И Он спасет, долготерпелив и милостив - не прогневается до конца. Знаю, что Вы этому не верите. И это больно, грустно. Без этой веры невозможно было бы жить...

Многие уже сознаются, что все было - утопия, химера... Их идеалы рухнули, покрыты грязью и позором, ни одной хорошей вещи не сделали для Родины - свобода - разруха - анархия полная, вплоть до чего дошли, жаль мне даже этих идеалистов (когда они добрые), но поблагодарю Бога, когда у них глаза откроются. Лишь о себе думали, Родину забыли, - все слова и шум. Но проснутся многие. Ложь откроется, вся фальшь, а весь народ не испорчен, заблудились, соблазнились. Некультурный, дикий народ, но Господь не оставит, и святая Богородица заступится за Русь бедную нашу.

Надеюсь, что благополучно получите письмо, напишите сейчас.

До свидания. Желаю Вам всего хорошего. Господь с Вами. Будьте бодрым. Самый сердечный привет.

Сестра.
____________________________________________

(+) "Скорбящая Памятка", стр. 56-58.
1) По пути во Владивосток, куда направлялся полк. Сыробоярский.


Из книги "Письма Святых Царственных Мучеников из заточения." Издательство Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. Санкт-Петербург 1998г.

© Copyright: tsaarinikolai.com