ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
Tsaariperhe

TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!





ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!

PayPal

КОНТАКТЫ



PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.
Anna_ja_perhe


УШЛИ НА НЕБО. Рассказ быль !!!

В 1960 годы при Никите Хрущёве органы КГБ при содействии армии планомерно прочесывали Кавказские горы – вылавливали всех, кто там укрывался, в основном – монахов. И отправляли в исправительные лагеря.

В шестидесятые годы я был боевым офицером, имел партийный билет и был начальником крупного вертолётного соединения, обладал большим опытом полётов в горах, где от лётчиков требуется особое мастерство. Тогда на Кавказе мне дали задание следить на вертолёте за группой монахов.

…В кабине вертолёта было очень душно. Внизу на гору поднимались одиннадцать монахов в чёрных балахонах. Немного ниже за ними зелёным оцеплением уверенно двигались солдаты. Оценив обстановку, я передал по рации: «Земля! Я – воздух. Монахи движутся на вершину горы. Медленно сужайте кольцо оцепления и прижимайте их. Вершина горы обрывистая. Дойдут до неё – и им некуда будет деться. Там мы их и возьмём! Приём!». – «Воздух! Я – земля. Понял вас. Конец связи».

Двое суток мы выслеживали этих монахов. И вот операция подошла к своему завершению. Я не знал, что будет с монахами, когда их арестуют. Да мне тогда это было и не интересно: я просто выполнял приказ.

Тем временем монахи поднялись на самую вершину горы. Сзади их догоняли солдаты с собаками, а впереди – отвесная стена и бездонная пропасть. Положение их было безвыходно-критическим.

Я зашёл ещё на один круг и завис прямо над монахами. Ветер от лопастей трепал их одежду и волосы. Они были похожи на стаю загнанных волков. Отчаяние, казалось мне, видел я на их лицах. Моргая сигнальными огнями, я дал понять монахам, что всё кончено. Солдаты тем временем приближались…

Вдруг внизу начало происходить что-то необычное. Монахи встали в круг, взялись за руки и встали на колени. Они начали молиться. Потом все вместе поднялись и подошли к краю пропасти. «Неужели будут прыгать? Это же верная смерть! Что, разве они решили покончить самоубийством?» – с досадою подумал я и схватил рацию: «Земля! Земля! Не подходите ближе, они хотят прыгнуть! Они на краю пропасти! Приём!». – «Воздух! Я – земля. Ждём пять минут и продолжаем движение. У нас нет времени; скоро стемнеет. Приём!». – «Понял. Конец связи».

Не отрывая глаз, смотрел я на подступивших к краю пропасти монахов. И вот один из них, стоявший посередине, взял два посоха, сложил их Крестом и три раза медленно перекрестил и благословил пропасть. Потом он шагнул первым прямо в пропасть! Но почему-то не упал, а каким-то чудом остался висеть в воздухе. Волосы мои зашевелились на голове… С высоты я ясно видел, что монах не стоит на земле, а висит в воздухе! Затем он медленно начал делать шаги – и пошёл дальше, как по дорожке. Он не упал в пропасть! Как?! За ним шагнули и также пошли по воздуху все остальные монахи. По очереди, цепочкой. Они спокойно следовали друг за другом, поднимаясь вверх, пока все не скрылись в облаке.

От увиденного я растерялся и почти потерял контроль над управлением вертолётом. Немного опомнившись, я вырулил машину, посадил вертолёт на поляну и заглушил его.

Минут через двадцать ко мне подбежали солдаты из оцепления. Я продолжал сидеть в кабине вертолёта, пытаясь дать логическое объяснение увиденному. Солдаты обступили вертолёт, и старший спросил меня: «Товарищ капитан, где они? Куда делись монахи? Мы поднялись на вершину, но их там не было». – «Они… они ушли на Небо».

Громкий солдатский смех с протяжным эхом раздался в горах.

…Полковник метался по комнате и брызгал слюной: «Потрудитесь объяснить, товарищ капитан, куда пропали монахи, которых мы выслеживали двое суток?! И как вы повели оцепление по ложному следу!». – «Моим объяснениям вы всё равно не поверите, товарищ полковник. Так что вот мой партийный билет и рапорт об увольнении в запас».

Уйдя из армии, я принял Крещение и стал верующим человеком. Дивны дела Твои, Господи!

Мирослав Манюк.