ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
Tsaariperhe

TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!





ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!

PayPal

КОНТАКТЫ



PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.
Anna_ja_perhe


ЧТО ТАКОЕ МОДЕРНИЗМ И ОБНОВЛЕНЧЕСТВО НА ПРИМЕРЕ И. О. РЕКТОРА САМАРСКОЙ ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ


Дата: 08.03.2019Автор: Максимусc

Руководитель магистратуры, заведующий церковно-практической кафедрой и в настоящее время исполняющий обязанности ректора Самарской духовной семинарии протоиерей Максим Кокарев (на фото крайний справа — участвует в театральной постановке со своей матушкой в роли клоуна) — один из тех священников РПЦ МП, которых без сомнения можно назвать новообновленцем или крайним модернистом, кому, как больше «нравится».






Помимо ректорского послушания, отец Максим известен, как комментатор кощунственно-профанационных «миссионерских литургий».

На четырех представленных видеороликах представлена одна из таких «литургий» продолжительностью около трех часов с его участием, совершенная в самарском храме свт. Спиридона Тримифунтского настоятелем храма протоиереем Иоанном Моховым.

Мало-мальски воцерковленному православному христианину с первых минут видео становится понятным, что в храме происходит что-то неладное, что-то совершенно чуждое духу православия.

Сразу возникают вопросы:


Куда делся иконостас??? (иконостас ранее в храме был — см. фото). Почему священник, совершающий проскомидию, отвернулся от Христа? Кто посмел перенести жертвенник из алтаря на солею, а после совершения проскомидии утащить его обратно? Когда были прочитаны часы, которые читаются во время совершении проскомидии?


Прежде, чем приступить к разбору литургических комментариев обновленца, сразу заметим, что система взглядов отца Кокарева сформировалась под влиянием лжеучений известного униата и иезуита Роберта Тафта (1932-2018), сотрудника Ватиканской униатской конгрегации по делам восточных церквей, являющегося одним из лидеров так называемого «движения литургического обновления», созданного папистами с целью разрушения православия изнутри.

До своей смерти Роберт Тафт, наряду с целым рядом католических священнослужителей: Эрнстом Зуттнером, иезуитом Герхардом Подскальским, о.Патриком де Лобье и др., являлся членом попечительского совета кочетковского Свято-Филаретовского института, в стенах которого отец Кокарев чувствует себя, как дома, а точнее, как на «пире духа».


В своей личной богослужебной практике отец Кокарев чётко следует обновленческим традициям кочетковской секты, одной из которых является русификация церковно-славянских текстов.


У прихожан-неофитов такая профанация вызывает «респект и уважуху».


Также горе-богослов практикует совершение неуставных, так называемых «крещальных литургий», которых никогда не знала церковно-историческая практика. Ничего аналогичного предлагаемому чину не составлял никто из святых церковных учителей-литургистов Вселенской Церкви: ни свт. Василий Великий, ни свт. Иоанн Златоуст, ни свт. Григорий Двоеслов. (подробнее о «крещальной литургии» читать по ссылке).

После всего вышеперечисленного, нет ничего удивительного в том, что обновленец под влиянием латинских литургистов совершает крещение методом окропления головы (см. фото).


Своими проповедями модернист склоняет доверчивых прихожан к практике сверхчастого причащения.


Ну и как же обойтись без практикуемого в кочетковской секте «лобзания мира», когда все присутствующие на литургии перед пением Символа Веры лезут целоваться друг с другом, нарушая благочестие в храме?

Давайте наконец перейдем к самим комментариям отца Кокарева, которыми он сопровождал кощунственное действо под названием «Миссионерская Литургия»:

Те молитвы, которые по традиции читаются тайно, мы сегодня услышим (ПОКА нам не часто выпадает такая возможность), и видеть будем чуть лучше, особенно первую часть Литургии, которая остается за кадром — начал своё выступление неообновленец, почему то всё время при этом с опаской оглядываясь назад.

Дальнейшая речь о. Кокарева, связанная с попытками объяснить присутствующим духовный смысл происходящего на проскомидии, выглядела невнятной и бессодержательной и, что свойственно большинству модернистов, не содержала в себе отсылок к каким-либо толкованиям святыми отцами Церкви.

Тем временем настоятель храма отец Иоанн Мохов начал совершение чина проскомидии на жертвеннике, заранее перемещенном на солею храма, лицом к народу.

По окончании проскомидии отец Максим, пытаясь объяснить смысл последования «Литургии Оглашенных», разразился длинной тирадой о том, что необходимо стремиться к ежелитургийному причащению.

Навязывание этой модернисткой идеи вкупе с такими обновленческими «фишки», как общенародное пение Литургии, упразднение иконостасов, чтение тайных священнических молитв вслух и т.д., — направлено в первую очередь на полную десакрализацию православного богослужения, профанацию церковных таинств и подмену молитвенного состояния и настроя умственным, логическим восприятием внушений фактически не участвующего в богослужении комментатора.

Следующая «рекламная пауза» в модернистском богослужении была совершена перед Малым входом по окончании песнопения «Единородный Сыне».

Здесь мысль отца Максима переместилась во времена гонений на христиан, когда язычники пытались уничтожить памятники христианской письменности. Таким образом, Малый вход с Евангелием, по мнению оратора, являлся некой попыткой обезопасить общину от Его изъятия. Правда, толкователь не уточняет, почему язычники не могли отобрать Евангелие у христиан во время торжественного шествия с Ним в храм, о котором он перед этим упомянул.

Апостольское чтение (19 минута 2-го видео) было совершено на русском языке, тогда как Евангелие — на церковно-славянском.

После Евангельского чтения, во время очередного «перерыва», отец Максим говорил о месте проповеди в последовании Божественной Литургии. Оратор считает, что «литургически верное место проповеди — сразу за Писанием, т.к. проповедь изначально — это раскрытие самого Писания».Опять же, ничего назидательного или душеполезного в ходе данного отрезка выступления о. Кокарева мы почерпнуть не смогли.
Зато, за время просмотра видеотрансляции богослужения мы не переставали удивляться ангельскому терпению настоятеля храма отца Иоанна и сослужащего ему священника Александра Мальгинова, которым в прямом смысле слова нечем было заняться в процессе долгих литургических пауз. Отцы коротали время у Престола, ведя «душеполезные беседы».

После совершения Великого Входа Литургия снова была остановлена. У алтарников появилась возможность завязать шнурки (49 минута 2-го видео).

Для комментатора наступил кульминационный момент, когда он наконец смог рассказать народу о «возрождающемся литургическом моменте троекратном «лобзании мира» со словами «Христос посреди нас — и есть и будет».
Оратор, ссылаясь на Типикон, говорит о том, что «обычай сей в Церкви весьма упразднися», хотя в Типиконе о «лобзании мира» вообще не слова не говорится.
Известный литургист епископ Костромской и Галичский Виссарион (Нечаев) в своей работе «Объяснение Божественной Литургии», прямо говорит, что данный чин существовал до момента включения в состав Литургии «Символа Веры»:

Дьякон готовит предстоящих к исповеданию веры словами: возлюбим (объимем) друг друга, да единомыслием исповемы. Первоначально, когда Символ веры еще не был включен в состав литургии, дьякон вместо этих слов произносил только: объимите друг друга и лобзайте, или: целуйте друг друга святым лобзанием, призывая предстоящих к изъявлению братолюбия как необходимого условия, без которого не может быть угодно Богу присутствие при Бескровной жертве. И по гласу дьякона совершался между всеми обряд целования. Оно происходило между служащими в алтаре и между всеми предстоящими: мужчины лобызали лиц своего пола, женщины – женщин; лобызали иногда в голову, иногда в очи, иногда в уста, иногда в щеки, иногда в плечи. Лобзание в плечи или в руку и теперь дают друг другу служащие, когда бывает соборное служение; но для мирян обычай лобзания отменен,вероятно, с тех пор, как прекратился благочестивый обычай причащаться Святых Тайн всем присутствующим на литургии, а возглашение, с которым теперь дьякон обращается к народу: возлюбим друг друга, призывает только к объятию ближнего сердцем, и притом с той ближайшей целью, чтобы единомысленно исповедать Отца и Сына и Святаго Духа, Троицу Единосущную и Нераздельную; ибо Троица Единосущная и Нераздельная желает принять от нас единомысленное исповедание и прославение. Во образ Пресвятой Троицы мы должны пребывать в нераздельном союзе братской любви.

Однако отец Максим, который видимо не читал трудов русских литургистов (ему ближе западные, о чем мы уже рассказали выше) заявляет, что

этот чин никто никогда не запрещал, не отменял, просто он практическим образом перестал совершаться.

Вот как так, а??? Взял и перестал совершаться!

Модернист решил исправить данное «упущение святых отцов древности» и в достаточно ультимативной форме призвал прихожан непременно облобызаться с рядом стоящим соседом, причем речь о половом, возрастном или ином различии совершенно не велась:

Когда мы услышим слова священника: «Возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы», мы все должны дать друг другу это лобзание мира