ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!

PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.



Нет больше той любви, как если кто положит
душу свою за друзей своих.
(Ин 15:13)




НАШИ ДРУЗЬЯ - MEIDÄN YSTÄVÄT:



АЛЬБОМЫ АННЫ
АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ


АЛЬБОМЫ АННЫ АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ



ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!


КОНТАКТЫ

«Наш род служил трем Царям, каждый день в нашем доме Царь упоминался почти как Богу равный. Наш отец подчеркивал важность для человека чувства долга и призывал нас во всех случаях жизни следовать голосу своей совести»



ЖИЗНЬ НУЖНАЯ ГОСУДАРЫНЕ И РОССИИ


Государыня Александра Федоровна в доме Анны. impersem.kuvat.fi

Как часто в воспоминаниях об Анне Александровне Танеевой приходится читать порочащие ее слова, ложь, вымысел.

Не исключением являются, к сожалению, и воспоминания Пьера Жильяра, учителя Императорских детей.

Мог ли Пьер Жильяр знать доподлинно отношения между Императрицей и Анной Александровной? Скорее всего, знания он черпал из уст окружения Государыни, из приближенных кругов Великих князей, персонала Дворца, в среде которых зарождались и распространялись сплетни и именно по этой причине в них верили.

«Сентиментальная и склонная от природы к мистицизму, г-жа Вырубова воспылала к Императрице безпредельной преданностью, которая была опасна благодаря своей пламенности, лишавшей ее ясного сознания действительности», - пишет П. Жильяр.

Безпредельная преданность Царю, Императрице - как много значит это понятие по прошествии многих лет. Такая преданность была необходима всему русскому народу, особенно в революционные годы.

Ясное сознание действительности в Анне Александровне как раз то и было. Она понимала, что ложь, интриги против Императрицы, Царя создают реальную угрозу падения Царской власти. Видимая преданность Царю, искание своих выгод и обогащения было присуще его окружению. Дворцовый переворот, который привел Россию к гибели, зародился именно в окружении Царя. Требование отрешения от Престола произошло, так как Царю Николаю II ни на кого было положиться, и он знал это. В критический, судьбоносный момент для России в защиту Царя и его семьи не встало ни священство, ни народ, большинство приближенных бросилось спасать себя и разбегаться по сторонам. Все забыли о данном обете верности на Кресте и Евангелие.

«На Императорской прогулочной яхте, где жизнь протекала весьма свободно, я начала замечать, какова на самом деле Придворная жизнь. Мои глаза открылись — я увидела всю ее фальшь и заметила, что преданность, которую проявляли Царской Чете, была показной. Очень часто, стоило Царской Чете отлучиться, как самые рьяные низкопоклонники и льстецы собирались, чтобы осудить Государя и Государыню и посмеяться над их поступками».

Анна Александровна имела призвание быть при Императрице, она была нужна ей и Родине. «Государыня после нашего первого совместного круиза, первый раз открыла мне свое сердце. Однажды вечером, придя ко мне в каюту и обняв меня, она сказала сердечно: «Мне Бог послал тебя, с этих пор я больше никогда не буду одинокой! Между нами царили абсолютное доверие и абсолютная искренность, которые являются важнейшими предпосылками и основой дружбы». «Общие страдания, общая вера в Бога, общая любовь к страждущим создали почву для тех дружеских отношений, какие возникли между Императрицею и А.А. Вырубовой». (Князь Н. Д. Жевахов).

Воспитанная родителями с раннего возраста в Православной вере, Анна Александровна сохранила ее до конца своей жизни. Высшее служение человека Богу - тайный монашеский постриг с именем Мария, она приняла в 1923 году. В Михайловском дворце, в котором находилась управляемая ее отцом Канцелярия Императорского Гражданского кабинета, она первый раз причастилась Святых Христовых Таин. В эту церковь она часто ходила на богослужения. «Под влиянием наших родителей из нас выросли люди, любящие искусство и все красивое. Вера в Бога, посещение богослужений, безупречная жизнь, молитва были для нас опорой на жизненном пути. Наш отец подчеркивал важность для человека чувства долга и призывал нас во всех случаях жизни следовать голосу своей совести. Он сам был самозабвенно предан Престолу и своему Государю; эту же преданность мы переняли от него, как и он перенял ее от своих предков».

Желание служить Царю, на примере отца и рода, возгорелась в Анне Александровне еще в детстве. «Как мне было в то время не думать о Государе? Наш род служил трем Царям, каждый день в нашем доме Царь упоминался почти как Богу равный. В нашем сознании он не был обыкновенным смертным, а как будто тем, из которого брало свое начало все хорошее, и ради которого мы были готовы при необходимости пожертвовать всем. Ничто не казалось нам более благородным и более почетным, чем быть полезными каким-либо образом Государю».

Преданность служения Их Величествам, жертвенность, подтверждает сама жизнь Анны Александровны. Именно такую безпредельную преданность Императрица хотела бы видеть при Дворе.

Когда Александра Федоровна только что прибыла в Россию, она написала графине Ранцау, фрейлине своей сестры, принцессы Ирен: «Моего мужа отовсюду окружают лицемерие и лживость. Чувствую, что нет никого, кто мог бы быть его действительной опорой. Немногие любят его и свое Отечество, и я чувствую, что еще меньше тех, кто действительно выполняет свои обязанности по отношению к моему мужу. Все делается ради личных выгод, и повсюду интриги, и всегда только интриги».

Анна Александровна жила жизнью Императрицы, отверженной, оклеветанной высшим светом, была ее поддержкой. Она сознавала, что и сама стала жертвой злых сплетен, за ней закрепилось нарицательное слово «вырубова». На нее готовилось покушение.

Г-жа Вырубова сохранила склад души ребенка; ее неудачные опыты жизни чрезмерно повысили ее чувствительность, не сделав ее суждения более зрелыми, - пишет П. Жильяр.

Господь сказал: “Истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное” (Матф.18:3).

Ребенок – это воплощение кротости, смирения, радости и доброты. Ему не свойственны осуждение, вражда. Сам, не осознавая того, он живет по законам Божьим, не отвечая злом на зло, не помня обиды, не заботясь о своих нуждах и тем самым, уповая на Бога. Именно об этих лучших чертах человеческих, свойственных детям, говорит Господь, когда советует людям взять лучшие душевные свойства, присущие детям.

Чистое детское сердце Анны Александровны не нашло понимания ее окружения. По этой причине, служа Государыне, она терпела насмешки, зависть, клевету. Об этом она говорит в своих воспоминаниях: «В Крыму, в отмщение мне, офицер распространил слух, который вскоре дошел до ушей Государыни. По этому слуху, между Государем и мной была связь. В конечном счете, со мною не здоровались даже камеристки Государыни. Императорские дети услышали сплетни и относились ко мне негативно. То пребывание в Крыму оказалось для меня тяжелым, скорбным временем. Позже трехлетние страдания в большевистских тюрьмах не чувствовались такими горькими, там страдания причиняли мне чужие люди. Теперь я потеряла доверие моей Правительницы, той, которой я так преданно посвятила всю свою жизнь. Злорадство других придворных добавляло мне горечи».

Анна Александровна как во всех случаях жизни не оправдывала себя, сам Господь вскоре обличил клевету, с того времени Императрица и Анна Александровна еще больше приблизились друг к другу.

Склад души ребенка сохранил ее в тюремных заключениях. Чистым, беззлобным сердцем, она располагала стражников к себе. Господь сохранил ее и тогда, когда без следствия и суда ее вели на расстрел и неминуемо грозила смерть. Этот склад души, дар Божий, Анна Александровна сохранила до конца жизни.

Лишенная ума и способности разбираться в людях и обстоятельствах, она поддавалась своим импульсам; ее суждения о людях и событиях были не продуманны, но в той же мере не допускали возражений.

Анна Александровна принадлежала к членам родов Танеевых и Толстых, которые были на службе Царствующего Дома еще с ранних времен российской истории. На штатную службу при Дворе была принята и она.

Танеевы боялись пагубного воздействия (либерально-революционного) со стороны приятелей своих детей и дали своим детям домашнее образование по школьным дисциплинам, с упором на религиозное, языковое, музыкальное образование. «Под руководством великолепных учителей я научилась играть на фортепиано и развила свой певческий дар. У меня было высокое сопрано. О полученном мною образовании могу сказать, что оно было результативным. Я вспоминаю их с благодарностью».

Можно ли сказать, что она была лишена ума и способности разбираться в людях и обстоятельствах, и быть при этом фрейлиной Государыни, ее подругой?

«Во время войны я была повышена по службе — переведена из почетной фрейлины в штатную фрейлину Ее Величества. Фрейлине необходимо было присутствовать при Дворцовых приемах Государыней дам, следовать за Государыней при ее развлекательных и других поездках, при прогулках, писать согласно полученным указаниям или под диктовку письма и поздравительные телеграммы, быть предварительным чтецом Государыни, и было еще много других обязанностей.

Обязанности были довольно не простыми, работы было много. Надо было хорошо знать традиции Двора, почетные звания, служебное положение, первостепенной важностью были дни рождения и именин; кроме того, надо было четко знать другие всевозможные дела, сведения о которых могли потребоваться Государыне. Даже небольшая ошибка могла вызвать много неприятностей или, по крайней мере, недоразумений. Рабочий день был длинным, даже в личное время надо было заниматься делами, на которые у фрейлины на службе просто-напросто не хватило времени».

Живя в Финляндии, она написала две книги воспоминаний: «Страницы моей жизни» и «Анна Вырубова – фрейлина Государыни». Ее воспоминания дают возможность осмыслить исторический процесс того времени.

Главный мотив своих вторых воспоминаний Анна Танеева изложила в 1938 году: «Я уверена, что в будущем будут исследовать исторические газеты и много писать о жизни семьи последнего Царя — и я чувствую, что моей обязанностью является описать и сохранить для истории воспоминания о Царской семье, в которой мне довелось жить. Воспоминания навсегда сохранятся во мне».

По словам П. Жильяра г-жа Вырубова старалась осведомлять Императрицу, располагать ее в пользу тех, к кому она имела предпочтение, или против тех, кто вызывал ее предубеждение, и через Императрицу влиять на решения Двора.

Нужно ли было это Государыне, и смела ли Анна Александровна располагать ее к тому или другому человеку? Императрица сама хорошо разбиралась в людях. «Государыня была лучший знаток людей, чем Государь. Она точно замечала окружающие Государя лицемерие и заискивание. Часто она пыталась также обратить внимание Государя на эти факты, но тогда он сердился и останавливал ее».

Высший свет, в который входили родственники Царя, не смели открыто выступать против Императора и Императрицы. Объектом недовольства против них стали Г. Распутин и А. Вырубова. Через них очернялась святая жизнь Царской Четы, чтобы в глазах одураченного клеветой народа выставить их причиной всех бед России.

Заведомо спланированная и распространяемая ложь была частью преступного плана мировых закулисных сил по свержению Царя и уничтожению России. Спустя 100 лет эта ложь все еще не раскрыта русскому народу, ее удерживают, чтобы скрыть масонский характер революции, ритуальное убийство Царской семьи.

«Вокруг Распутина всегда были журналисты и офицеры, которые возили его по кабакам и спаивали его или устраивали попойки в его маленькой квартире, — иначе говоря, делали все возможное, чтобы выставить Распутина в дурном свете ко всеобщему вниманию, и чтобы таким образом косвенно нанести вред Государю и Государыне».

Анна Александровна не могла влиять на решения Двора. На них не влияла и Государыня, которая до мировой войны фактически не вмешивалась в политику. «После того, как Государь взял на себя главное командование и уехал в Главный штаб, Государыня, естественно, стала больше интересоваться тем, что происходило вокруг нее, а также в Главном штабе. Ведь результат войны был также решающим для судьбы Императорской семьи. Каждая женщина, окажись она на ее месте, в ее обстоятельствах, наверное, поступила бы так же.

«О политике не разрешалась говорить в домашней обстановке, разговор о ней был полностью исключен во время приема пищи Императорской семьей. Обо всем, что хотя бы и немного касалось политики и назначений, говорилось только при нахождении Государя и Государыни в официальной обстановке. Ведь были и другие интересные темы для разговора: беседовали о теннисе и о других видах спорта, о науке, культуре и музыке. В самом узком семейном кругу обычным поводом для разговора были дети, их игры и их проделки.

На официальных обедах беседовали обычно только с рядом сидящими за столом, но и с ними, за исключением официальных разговоров, редко говорили о политике или назначениях.

В домашней обстановке, часто после вечернего чая, Государь рассказывал о путешествиях, которые он совершал, будучи молодым. Он много путешествовал как по Европе, так и за ее пределами. У Государя была хорошая память и чрезвычайно острая наблюдательность.

У Государя была поразительная память на лица и имена. Спустя годы он помнил свою встречу с человеком и мог связать это с событием или делом, в связи с которым он его встречал. Понятно, что рассказы Государя о своих путешествиях включали много деталей, и к их интересному изложению добавлялась пленительная манера Государя рассказывать».

Будучи безвольна, она всецело отдалась влиянию Распутина и стала самой твердой опорой его при Дворе, - продолжает П. Жильяр.

Анна Александровна не была опорой Г. Распутина при Дворе. Она служила лишь посредницей между Императрицей и Распутиным: передавала ему просьбы, письма, отправляла телеграммы, когда он находился у себя на родине, в селе Покровском. Г. Распутин бывал в Царском Дворце не чаще 2—3 раз в год, по воспоминаниям Анны Александровны.

«В первый год пребывания Распутина в Петербурге он повсюду был принят с большим интересом. К нему приблизились неподдельно и открыто многие, как и я, которая испытывала интерес к духовным вопросам, желала руководства и поддержки в духовной жизни. Государь и Государыня впервые встретились с Распутиным в доме Великих князей Петра и Николая Николаевича; их семьи считали Распутина пророком, он давал им наставления в духовных вопросах.

«В 4 часа поехали на Сергиевку. Пили чай с Милицей и Станой. Познакомились с человеком Божиим — Григорием из Тобольской губ.». Из дневника Николая II (1894-1916).

Кроме Их Величеств, в первые годы пребывания Распутина в Петербурге, высшие духовные круги проявляли к нему интерес Я по-детски привыкла верить святым мужам и святым женам, которые были в России. Так же сильно верила я, что нашла духовно одаренного человека, когда познакомилась с Г. Распутиным, человеком, сыгравшим печальную роль в моей дальнейшей жизни».

В своих воспоминаниях Анна Александровна укажет причины, по которым не добрые слухи о Г.Распутине стали распространяться, о его способности крестным знамением в мгновение останавливать кровотечение у Наследника. Причина обращения Императрицы к нему за помощью была надежда видеть Наследника здоровым.

Знакомые слова о слабости характера, безволии, что никак и в этом случае не относиться к Анне Александровне. Она обладала силой воли, выдержкой, решительностью, самообладанием, терпением, выносливостью. Именно эти черты характера помогли ей остаться живой, исполнить долг служения Императрице, остаться верной Богу.

Благодаря этим чертам характера, Анна Александровна вынесла все тяготы пяти арестов и тюремных заключений. Выйдя из второго тюремного заключения в Свеаборге, голодая сама, живя в постоянном страхе, она как никто другой пыталась найти средства и людей, чтобы организовать побег Царской семьи из Тобольска.

В 1920 году, избежав расстрела, около года находилась в розыске. Без денег, без документов, без обуви, скрываясь, вынуждена была сменить множество адресов. «Как загнанный зверь, я пряталась то в одном темном углу, то в другом. …В черном платке, с мешком в руках, я ходила от знакомых к знакомым. Постучав, спрашивала, как и каждый раз: «Я ушла из тюрьмы, примете ли меня?». …Как я уставала от этих путешествий, как болели ноги и, как я мерзла, не имея ничего теплого!».

Прожив страдальческую, скудную, порою суровую жизнь, когда совершенно не было средств к существованию, неся клевету, презрение, отчуждение соотечественников, терпя болезни, она никого не винила, молча, в покаянии и молитве, кротко несла свой жизненный Крест.

Она выплакала страдания Царской семьи, претерпела все, что может снести женщина-инвалид. Ее образ, являясь примером для подражания, остается в сердцах людей.

«…А я, дитя мое, я горжусь тобой. Да, трудный урок, тяжелая школа страданья, но ты прекрасно прошла через экзамен. Благодарим тебя за все, что ты за нас говорила, за то, как защищала нас и столько за нас и за Россию перенесла и перестрадала. Господь один, может, воздаст. /…/Благодарю за всю твою любовь; как хотела бы быть вместе, но Бог лучше знает». Из письма Государыни Александры Федоровны. 10 декабря 1917 г., Тобольск.

Сильны твои моленья — я слыхала.
Коль не было б чудес, народ бы не спешил.
Святой жизнью ты снискала
Расположенье Высших Божьих Сил.

Людмила Хухтиниеми.

Председатель Общества
памяти святых Царственных мучеников и
Анны Танеевой в Финляндии ry

Источник:
Пьер Жильяр. Император Николай II и его семья.
https://profilib.com/chtenie/59778/per-zhilyar-imperator-nikolay-ii-i-ego-semya-11.php#t1
«Анна Вырубова – фрейлина Государыни». СПБ, 2012 г.
Строки из стихотворения М. Игнатюк.


© Copyright: tsaarinikolai.com