ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
Tsaariperhe

TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!





ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!

PayPal

КОНТАКТЫ



PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.
Anna_ja_perhe




ДАЙ КРЕПОСТЬ НАМ, О БОЖЕ ПРАВЫЙ, ЗЛОДЕЙСТВО БЛИЖНЕГО ПРОЩАТЬ. Письма Царственных Мучеников из заточения в Тобольске


От Государыни Императрицы Александры Фёдоровны А. В. Сыробоярскому+).

Тобольск, 11 января 1918 г.

Открытка Всемирного Почтового Союза с репродукцией картины Барбиери (Гуерчино, Лувр) "Христос".
            Пошли нам, Господи, терпенье
            В годину буйных мрачных дней
            Сносить народное гоненье
            И пытки наших палачей.
            Дай крепость нам, о Боже правый,
            Злодейство ближнего прощать
            И крест тяжелый и кровавый
            С Твоею кротостью встречать.
            И в дни мятежного волненья,
            Когда ограбят нас враги,
            Терпеть позор и оскорбленья,
            Христос Спаситель, помоги.
            Владыка мира, Бог вселенной,
            Благослови молитвой нас
            И дай покой душе смиренной
            В невыносимый страшный час.
            И у преддверия могилы
            Вдохни в уста Твоих рабов
            Нечеловеческие силы
            Молиться кротко за врагов.
11-го янв. 1918 г.
____________________________________________

+) "Скорбная Памятка", стр. 82-83.

От Великой Княжны Татьяны Николаевны М. С. Хитрово+).

Тобольск. 11-го января 1918 г.
Письмо на 4 страницах, 20 х 16,5

Рита моя милая. Спасибо большое за милое письмо и открытку. Рада была наконец от Вас услышать. Люба (Хитрово) иногда пишет Анастасии, т. ч. и от нее имеем письма. Оля (Колзакова) пишет, но мы получили только письмо № 5, а все остальные не дошли. Ужасно обидно. Вот мы удивились, получив письмо от О. П. (Грековой) с известием о ее свадьбе с Бароном (Д. Ф. Таубе). Рада за них и в особенности за него. Уж теперь-то он будет избалован! Что теперь делают Нина и Костя (Кологривовы)? Чем он занимается?

Как грустно и неприятно видеть теперь солдат без погон, и нашим стрелкам тоже пришлось снять. Так было приятно раньше видеть разницу между нашим и здешним гарнизоном. Наши чистые с малиновыми погонами, Крестами, а теперь и это сняли. Нашивки тоже. Но Кресты к счастью еще носят. Вот подумать - проливал человек свою кровь за Родину, за это получал награду, за хорошую службу получал чин, - а теперь что же? Те, что служили много лет, их сравняли с молодыми, кот. даже не были на войне. Вообще поразительно честно и умно. Правда?

Так больно и грустно все что делают с нашей бедной Родиной, но одна надежда, что Бог так не оставит и вразумит безумцев. Ну, вот. Живем по-старому. Работа у нас есть на дворе. Когда привозят дрова, мы складываем в сарай (специально для этого построенный). Построили маленькую горку, наравне с забором, и очевидно когда влезаем на нее, то нас видно, что по-видимому многим не нравится, т. ч. наверно скоро запретят кататься!!! Пока еще Зиночкиных (З. С. Толстая) пакетов не получили - надеюсь, что дойдут.

Слыхали, что Покровский (помните его?) показывает себя именно в том виде, в котором мы все думали! Мерзость какая! Где выгоднее, там и он. - Если увидите Катю, Нину с мужем (Кологривовы), передайте поцелуй и привет. Видали ли Вы Р(одионова) и как здоровье бедного Д.? Делали ли ему операцию? Ну, всего хорошего. Храни Вас Господь. Целую крепко как люблю. Всем Зиночкиным привет.

Татьяна.
____________________________________________

+) Печатается впервые.

От Государыни Императрицы Александры Федоровны М. С. Хитрово+).

21-го янв. 1918 г. Т(обольск).


Секретка, 31 х9,5.

Надпись на лицевой стороне: Рите.

(1)

Милая моя большая, хотя еще маленькая, Рита!

Спасибо Вам от души за дорогое письмо. Так тронуты, что Вы все нас вспоминали и посылали духи и т. д. Первая посылка дошла благополучно. Пожалуйста, поблагодарите M-me Кадбиш за Образа и четки, теперь и осенью нам посланные. Так радует, когда чувствуешь, что вы не забыты другими. Душка, правда, не надо падать духом - чем хуже, тем ближе Бог со Своей душевной помощью. Верьте Ему крепко и непоколебимо. Он спасет дорогую нашу многострадальную родину. Он долготерпелив и милостив, не вечно прогневается, но (надо) больше молиться, безропотно, с покорностью - и терпеливо ждать. Есть у Бога ненастье, есть и солнышко; пройдут тучи - проглянет красное "Солнышко". - Сколько мы здесь солнца видим, как оно греет. - Смотрите на природу, душою понимайте ее, и она Вам так много скажет, и утешает. Ужас, что везде творится, скорбишь душою за всех этих невиновных страдальцев, но Он лучше знает, почему это нужно. Его пути нам не известны - знаем только, что все дороги к Нему идут. - Жизнь школа тяжелая, тернистая, но за то там будет мир и тишина и блаженство - туда стремится душа. И Господь услышит молитвы тех, кот. уже достигли край иной. За других мучаешься - потом горячо молишься и передаешь их Ему в руки, и Он их сохранит. Он дает силы и утешение и мир душевный. Знаешь, что все пройдет, и когда нам кажется, что вот уже конец всего, тогда Он покажет Свою безграничную любовь и милосердие.

Без погон - ужасно. Понимаю, что все в штатском ходят. Ал. Влад. (Сыробоярский) занимается усердно англ. язык., переселился в англ. семью, в 10 дней выучил 300 слов, зубрит с утра до вечера. После операции было очень плохо, но Господь спас.

Все жду Н. Я. (Седова) увидеть хоть издали(2). Много хотелось бы Вам сказать, но не могу. Посылаем это иным путем, думаем скорее дойдет. - Вот и Ольга П. (Грекова) и Барон (Д. Ф. Таубе)! Очень я за него рада. - Краснуха скоро у всех прошла. Сердце редко безпокоит, т. к. очень тихо живу. - Храни Господь. +. Крепко целую. Привет от маленького (Наследника) и Отца (Государя).

Шеф.

Спасибо за молитвы и за фот. Н. Д. Трудно писать, руки такие холодные.
____________________________________________

+) Печатается впервые.

(1) Знак "сувастика", см. письмо Государыни Императрицы от 20 декабря 1917 г. на имя А. А. Вырубовой, примечание 3.

(2) Штабс-ротмистр Николай Яковлевич Седов, офицер Крымского Конного Е. И. В. Государыни Императрицы Александры Феодоровны полка, был хорошо известен всей Царской Семье. Летом 1917 г. в Петрограде была создана монархическая организация, возглавляемая известным монархическим деятелем Н. Е. Марковым 2-м, которая после ссылки Царской Семьи в Сибирь поставила своей целью освобождение Царственных Узников из заточения. В сентябре для установления связи с Царской Семьей в Сибирь был послан штабс-ротмистр Седов, выбранный для выполнения этой миссии по рекомендации Ю. А. Ден. Однако по неизвестной причине он не доехал до Тобольска, а задержался в Тюмени или около этого города, где провел, замаскировавшись под чернорабочего, почти всю зиму, оставаясь в полном бездействии и даже не подавая о себе никаких вестей в Петроград, где опасались, что он погиб. По некоторым сведениям, он был серьезно болен. Государыня была предуведомлена об его приезде. Так, в письме на имя А. А. Вырубовой от 23 января Она пишет: "От Седова не имею известий; Лили (Ден) писала давно, что он должен был бы быть недалеко отсюда". В Тобольск он решил пробраться только весной. Он выехал из Тюмени 13/26 апреля, в тот самый день, когда комиссар Яковлев увез Их Величества из Тобольска. Они встретились по дороге на одной из почтовых станций. Эта встреча описана в главе "Увоз из Тобольска Их Величеств и Великой Княжны Марии Николаевны". Тем не менее, безпокойство за остальных Членов Царской семьи заставило его продолжать свой путь. Он доехал до Тобольска и убедился в том, что Наследник Цесаревич и остальные Августейшие Дети продолжают жить в б. Губернаторском доме, где он Их видел в окнах. Вскоре после этого он вернулся в Петроград. В июне, когда вся Царская Семья находилась уже в Екатеринбурге, штабс-ротмистр Седов снова отправился в Сибирь, на этот раз в составе небольшой группы офицеров. Это была отчаянная попытка спасти Царскую Семью, предпринятая преданными людьми и истинными героями, но не увенчавшаяся успехом. По окончании Гражданской войны Н. Я. Седов эмигрировал за границу. Позднее он принял монашеский постриг с именем Серафима, достиг сана Архимандрита и проживал в Святой Земле.


Его Величество Николай Александрович с Великой Княжной Татьяной Николаевной на прогулке вдоль забора в Тобольске

От Великой Княжны Ольги Николаевны М. С. Хитрово+).

Тобольск. 21-го января 1918 г.
Письмо на 2 страницах, 20 х 16,5.

Спасибо Тебе, душка милая, за письмо от 28-го дек. Евг. Серг. (Боткин) мне его передал сегодня утром до Обедницы. Получила Твоих 4 письма, с сегодняшним, и кажется 2 открытки из Одессы, а я пишу в 5-й раз со второго ноября (см. письма от 29 ноября, 26 декабря и 11 января). Два пакета из Ялты получили, я уже об этом писала, и № 1-й от Зиночки (З. С. Толстая), с духами и пр., тоже ответила. Посылаю это письмо помимо П(анкратова, комиссара) надеюсь так дойдет скорее, а Ты бы писала мне прямо, т. к. все равно все письма с почты несут к нему. А он их потом раздает.

Была рада узнать о зн. Гули (кн. С. М. Путятин), т. к. могу на днях это сказать стр(елкам), котор(ые) безпокоились о его участи(1). Часто беседуем по-хорошему. Вспоминаешь прошлую елку, как было уютно, помнишь? Получили вчера открытки от Биби, а недавно от Оли (Колзаковой). А Ты? Пишут ли кто из старых ранен(ых)?

Эти дни стало очень холодно и ветрено. Утром вчера было 29 гр. Сегодня меньше, но метет здорово. Идем сейчас погулять. Несмотря на усиленную топку, в комнатах холодно, у нас 8 гр. И сильно дует от окон, которые покрыты льдом. В коридорах теплее, т. ч. мы и там сидим. Когда мерзнем в саду, ходим отогреваться на кухню (где масса тараканов), а потом снова гуляем. Вчера опять поливали гору, и она сейчас же стала из-за мороза трещать. Слышу как завывает ветер в трубе. Все разучиваем маленькие французские пьесы и по праздникам играем. Пока все смешные, оно и веселее. Елка (без украшений) до сих пор стоит в зале и не думает осыпаться. Если потереть ветки, пахнет мандаринами. Это какой-то здесь особенный сорт. Тундра. Всем шлю привет. А Тебя, дорогая, крепко, крепко обнимаю и люблю. Храни Тебя Бог.

Ольга.

Приписка:

Изу (бар. С. К. Буксгевден) выселили из дома Корнил(ова), она иногда приходит к Настеньке (гр. А. В. Гендрикова), видели ее только из окна(2). Умно, правда? В церковь тоже не ходим...
____________________________________________

+) Печатается впервые.

(1) Одна из трех рот, несших караульную службу в Тобольске, рота запасного батальона л.-гв. 4-го Стрелкового (Императорской Фамилии) полка, где служил кн. С. М. Путятин. Многие из ее солдат, оставались преданными Царской семье. Государь и Августейшие Дети любили с ними разговаривать.

(2) См. письмо Государыни Императрицы от 26 декабря 1917 г. на имя М. М. Сыробоярской, примечание 4.

От Вел. Кнж. Ольги Николаевны Великой Княгине Ксении Александровне+).

Тобольск. Февраль 6/19 1918 г.

Надпись на конверте:
Таврической Губ. Ай-Тодор. Крым. В. К. Ксении Александровне.
Почтовые печати: 1) Тобольск. 21.2.18; 2) на об.: Кореиз Тавр. Г. 15. 3. 18. Марки вырезаны.
Лимонный лист. Надо сильно потереть, тогда пахнет.

Тетя Ксения, милая, дорогая.

Я так обрадовалась Твоему длинному письму. Большое спасибо, что написала. Слава Богу, что у Вас в Ай-Т. все благополучно, у нас также, - пока что жаловаться нельзя. Погода совсем не сибирская. На горе, и в поле говорят доходило до 40 гр., а здесь внизу самое большое было 29 гр., но с ветром, что очень неприятно. Солнце светит почти всегда, и здесь оно какое-то особенно яркое. Сейчас уже темно, но луна светит сильно и масса ярких звезд. Очень хорошие закаты - Т. Ольга (Вел. Кн. Ольга Александровна) аппетитно бы нарисовала.

Снегу прибавило за последнее время и гора наша процветает. То совсем не большая, в уровень забора, но и это хорошо, т. к. сверху видим проходящих и проезжающих. Иногда некоторые останавливаются и глазеют, и если часовой сердитый, то он гоняет их вовсю. Мы сейчас же и сами скатываемся, во-первых, чтобы не набиралась толпа, а потом, чтобы нас оттуда самих не попросили, что довольно скучно; но пока все благополучно. Возимся обыкновенно отчаянно и на днях Мария здорово подбила себе глаз. У нее до сих пор он распух и весь лиловый сверху и снизу. Она всегда ухитряется как-нибудь расшибиться, но ничуть не унывает.

Иногда к нам приходит покататься мальчик Миша, которого взял на воспитание один из взводов 1-го полка, раз приходил другой, 4-го полка, или взводные собаки. Как видишь, гостей не много, но милые. Пишу Тебе сидя в коридоре на сундуке; оно как-то теплее и уютнее. Настасья тебя целует. Она сидит около и вяжет чулки. Брат уже лежит. Mr. Gilliard ему читает что-то вслух до прихода папа и мама.

Теперь все увольняют старых солдат, и отсюда понемногу разъезжаются, что грустно, т. к. это ведь лучшие люди...(1) Как счастливо, что Тоб(ольск) так далек от жел. дор. - Тюмень около 300 верст отсюда, и дорога туда весьма неважная. Во многих местах приходится проезжать Иртыш и очень дорого берут за дорогу. По приезде в Тюм. преспокойно у всех отбирают все вещи, даже у солдат. Столько слышишь удивительного, что если бы не сознание, что все губят и разрушают - можно бы много смеяться.

Мама уже пошла к брату; Настасья остановила Mr. Gill по дороге и изводит и дразнит его во всю. Когда холодно, папа ходит как Ящик(2). Как он себя чувствует. Пишут ли ему товарищи. Кланяйся ему от нас всех... Что это я хотела тебе сказать. Да, Панкрат. (комиссар) у нас больше нет. Его "збросылы" как говорят наши стрелки...(3)

Елена (Кн. Елена Петровна) иногда пишет, сказала что у Мари и Гули(4) будет маленький, а Т. Мавра (Вел. Кн. Елизавета Маврикиевна) доложила, что "Иоаннчик" (Кн. Иоанн Константинович) сделался иподиаконом кажется и пойдет дальше. Страшно доволен, но жена его не одобряет. Я ее понимаю. Быть женою священ., матушкой, по моему не особенно весело. Ну, кончу завтра. Пора идти ко всем. Буду играть в бридж с Триной, Валей и Евг. Серг. Бтк.(5). Остальные все играют в безик или работают, а папа читает вслух Лескова.

Ну, продолжаю. За сегодняшний день совершенно ничего не случилось. А в общем можно бы при случае много интересного и смешного рассказать. Порядочно всего накопилось за целый год. Как скучно что переменили число (т. е. ввели новый стиль). Не знаешь как быть. Мы все разучиваем разные смешные пьесы и по воскресеньям вечером играем. Бывает очень забавно. Извиняюсь за несуразное письмо, но у меня всегда, когда пишу, мысли скачут с предмета на предмет.

"Столб семейства"(6) с двумя холостыми сыновьями веселится во всю в Кисловодске, как и можно было от него ожидать. Мы теперь сами научились проявлять и печатать карточки. Лучше всего это выходит у Марии. Сейчас сюда ворвалась Лиза (Е. Н. Эрсберг(7) и просит поцеловать Твою лапу, также и другие все. Пора идти на репетицию. Всех обнимаем и шлем лучшие пожелания.

Тебя крепко, крепко целую душка маленькая Тетя Ксения и люблю.

Храни Тебя Господь.

Твоя Ольга.

Всем кланяемся, кто помнит.
____________________________________________

+) "Православная Жизнь", март 1961 г. (№ 3), стр. 11-12.

(1) См. письмо Вел. Кн. Ольги Николаевны от 3/16 февраля на имя М. С. Хитрово, примечание 3.

(2) Казак при Государыне Императрице Марии Феодоровне.

(3) См. письмо Вел. Кнж. Ольги Николаевны от 3/16 февраля на имя М. С. Хитрово, примечание 1.

(4) Кн. С. М. Путятин и его супруга Вел. Кн. Мария Павловна (младшая).

(5) Е. А. Шнейдер, кн. В. А. Долгоруков и Е. С. Боткин.

(6) Вел. Кн. Мария Павловна (старшая) и Ее сыновья - Великие Князья Борис Владимирович и Андрей Владимирович.


Рабочий кабинет Его Величества Николая Александровича и Императрицы Александры Феодоровны в Тобольске.impersem.kuvat.fi

От Государыни Императрицы Александры Федоровны А. В. Сыробоярскому+).

Тобольск, 13-го (26) февраля 1918 г.


Вот от мамы длинное письмо получила и еще открытку от 6-го января, но заказного письма еще не имею и вряд ли теперь. Бог знает, что творится. Почта ничего не принимает для Петрограда и Москвы. Говорят, там резня идет. Немцы у Пскова. Мир будет заключен на самых ужаснейших, позорных, губительных для России условиях. Волосы дыбом становятся, но Бог спасет. Увидим Его справедливость. По моему, эта "заразительная болезнь" перейдет на Германию, но там будет гораздо опаснее и хуже, и в этом вижу единственное спасение России. Тяжело, тяжело ничего не знать, что там творится. Боже, умилосердствуй и помоги, спаси. Но душа не унывает, чувствует свыше поддержку, солнце за тучами светит. Что с церквами делают! Больше не будут священникам платить за уроки.

Вообще хаос, но другие страны пережили такие времена в других столетиях, и вышли. Все повторяется. Ничего нового нет. Там люди культурные, у нас нет. Самолюбие давно под ногами затоптано. Но верим, Родина молодая, перенесет эту страшную болезнь и весь организм окрепнет, но если все кончится, тогда через несколько лет будет новая война...

Все тянет в церковь, там все излить, но нельзя. Вы тоже не бываете? Будем, вероятно, теперь сами хор составлять, так как не могу настоящего хора содержать больше. Вначале не будет важно, но потом пойдет. В Крыму мы три раза Всенощную пели, тогда Ольга и Татьяна были маленькие, - 12, 14 лет, но помогали. Надо к первой неделе поста готовиться, - утром и вечером. Солнце дивно светит и греет, я не выходила вчера, было ветрено и была очень занята.
____________________________________________

+) "Скорбная Памятка" стр. 64-66.

От Государыни Императрицы Александры Федоровны М. М. Сыробоярской+).

(6)19 марта 1918 г., Тобольск.


Милая, дорогая! Крепко благодарю за милые письма от 16, 29, 2, 6, 10 и открытку. Мне думается, что Вы, может быть, сами неверно номера ставили, 5-го нет, потом 6-9 нет. Я у себя всегда число и в книжечке отмечаю, чтобы не ошибиться. У нас только что кончили 9-10 утра и потом спевка с диаконом. Вдруг нам вчера пришлось уже утром петь и без спевки, что было ужасно трудно и неважно вышло; вечером было уже лучше, 4 дочери и я с диаконом.

Позволено утром в среду, 8-го, пятницу и субботу быть в церкви (Приобщаемся после двух месяцев), это будет такая радость и утешение. Так тянет туда в такое тяжелое время. Дома молитва совсем не то - в зале, где сидим, где рояль стоит и где пьесы играли.

Какие времена? Что дальше? Позорнейший мир. Ужас один, до чего в один год дошли. Только все разрушили. Полным ходом армия уничтожается, как же противиться врагу. Унизительный мир. Но Господь выше всего и, может то, что людям невозможно, не оставит так. Будет что-то особенное, чтобы спасти. Ведь быть под игом немцев - хуже татарского ига. Нет, такой несправедливости Господь не допустит и положит все в мере. Когда совсем затоптаны ногами, тогда Он родину подымет. Не знаю, как, но горячо этому верю. И будем непрестанно за Родину молиться. Г о с п о д ь И и с у с Х р и с т о с, п о м и л у й м е н я, г р е ш н у ю, и с п а с и Р о с с и ю (разрядка - ред.). Христос с Вами. Крещу. Дети и я нежно целуем. Сердцем, душой с Вами и с сыном (А. В. Сыробоярский).

Сестра.
____________________________________________

+) "Скорбная Памятка", стр. 68.



Фото из книги «Скорьная Памятка»

От Великой Княжны. Анастасии Николаевны Великой Княгине Ксении Александровне+).

Тобольск. 8/21 марта 1918 г.


Моя милая Тетя Ксения душка,

Спасибо Тебе большое за открытку, которую только что получила. Мы все пока, слава Богу, живы и здоровы. Всегда бываем очень рады, когда имеем от Вас известия. Как здоровье Бабушки (Императрица Мария Феодоровна). Часто Вас вспоминаем и говорим. Эти дни у нас почти все время солнце, и уже начинает греть, так приятно! Стараемся поэтому больше быть на воздухе. - С горы мы больше не катаемся (хотя она еще стоит), так как ее испортили и прокопали поперек канаву, для того, чтобы мы не ездили, ну, и пусть; кажется на этом пока успокоились, т. к. уже давно она многим кажется мозолила глаза(1). Ужасно глупо и слабо, правда.

Ну, а мы теперь нашли себе новое занятие. Пилим, рубим и колем дрова, это полезно и очень весело работать. Уже выходит довольно хорошо. И этим мы еще многим помогаем, а нам это развлечение. Чистим еще дорожки и подъезд, превратились в дворников. - Пока я еще не обратилась в слона, но это еще может быть в скором будущем, уж не знаю почему вдруг, может быть мало движений, хотя не знаю. - Извиняюсь за ужасный почерк, что-то рука плохо двигается. Мы все на этой неделе говеем и сами поем у нас дома. Были в церкви, наконец. И Причаститься тоже можно будет там.

Ну, а как Вы все поживаете и что поделываете. Особенного у нас ничего нет, что можно написать. Теперь надо кончать, т. к. сейчас мы пойдем на наш двор, работать и т. п. Все Тебя крепко обнимают и я тоже и всех остальных тоже. Всего хорошего, Тетя душка.

Храни тебя Бог. Все очень благодарят за поклон и тоже кланяются.

Любящая Тебя твоя А.
____________________________________________

+) "Православная Жизнь", апрель 1961 г. (№ 4), стр. 12-13.

(2) См. письмо Государыни Императрицы от 22 февраля/7 марта на имя А. В. Сыробоярского.

От Государыни Императрицы Александры Федоровны А. В. Сыробоярскому+).

Тобольск. 30 марта (12 апреля) 1918 г.(1)


Много страшного творится кругом, описывать неудобно. Между прочим, из Москвы приказ: Из Корниловского дома всю свиту перевести в Губернаторский дом... никого не впускать(2). Оттого, может быть, иным способом больше нельзя будет писать. На внутреннем подъезде они спешат комнату делать, (перегородка в досках). Говорят, что, может, всех перевезут на гору - лучше охранять можно... Как на Страстной будет?! Пора кончать. Дух бодр, хотя много волнений кругом и предположений, но душа не тронута. Горячий привет от всех. Благослови и сохрани Вас Господь и Святая Богородица. Благословляю Вас.

Старая Ваша Сестра.

Укоряемы - благословляйте, гонимы - терпимы, хулимы - утешайтесь, злословимы - радуйтесь. Вот наш пусть с Тобой, и претерпевый до конца, той спасется. (Слова Св. Серафима Саровского). Христос с Вами...
____________________________________________

+) "Скорбная Памятка", стр. 69.

(1) В этот день Наследник Цесаревич серьезно заболел. Это было начало сильнейшего припадка гемофилии со времени Его болезни в Спале осенью 1912 г., когда Его положение было признано безнадежным и Он только чудом остался в живых. В эту зиму в Тобольск Он чувствовал Себя лучше, чем когда-либо. Будучи очень живым, веселым и жизнерадостным, Он постоянно бегал, прыгал и устраивал самые бурные игры. Когда солдаты испортили ледяную горку, Наследник стал искать другого выхода для Своей кипучей жизненной энергии. Он придумал катанье вниз по ступенькам лестницы в деревянной лодке на полозьях. Во время этой игры Он ушибся, и этот ушиб, как и в Спале при таких же обстоятельствах, вызвал сильное внутреннее кровоизлияние в паху. Он сильно страдал, и несмотря на некоторое улучшение, на этот раз Ему не суждено было вполне выздороветь до самой мученической кончины.

(2) Этот приказ был только что получен и немедленно приведен в исполнение, как это видно из нижеприведенных записей Жильяра:

Пятница 30 марта/12 апреля. "Один из солдат нашего отряда, которого посылали в Москву, вернулся сегодня и передал полковнику Кобылинскому бумагу центрального исполнительного комитета большевиков с приказанием подвергнуть нас еще более строгому режиму. Генерал Татищев, князь Долгоруков и графиня Гендрикова должны быть переведены в наш дом и считаться арестованными. Говорят о скором приезде комиссара с чрезвычайными полномочиями, который привезет отряд солдат".
Суббота 31 марта/13 апреля. "Все жившие в доме Корнилова: графиня Гендрикова, г-жа Шнейдер, генерал Татищев, князь Долгоруков и мистер Гиббс переехали к нам. Только доктора Боткин и Деревенко оставлены на свободе" (стр. 198-199).

Подготовила Людмила Хухтиниеми.

Источник: "Письма Святых Царственных Мучеников из заточения."
Издательство Спасо-Преображенского Валаамского монастыряСанкт-Петербург 1998 г.