ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ
TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY



Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих.
(Ин 15:13)

АЛЬБОМЫ АННЫ
АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ


АЛЬБОМЫ АННЫ АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ



ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!

КОНТАКТЫ







НАШИ ДРУЗЬЯ - MEIDÄN YSTÄVÄT





ПРЕБЫВАНИЕ ГОСУДАРЯ НИКОЛАЯ II С СЕМЬЕЙ И СВИТОЮ

В ФИНСКИХ ШХЕРАХ



В июле 2007 г. в Финляндии зарегистрирована общественная организация с названием «Общество памяти Святых Царственных Мучеников, и Анны Танеевой в Финляндии».

В Уставе общества записано, что целью его деятельности является: «восстановить, сохранить и сделать известными исторические места летнего отдыха Государя Николая II c семьей в Виролахти».

Местечко Виролахти находится в 8 километрах от границы с Россией, 200 километров от Хельсинки и столько же до Санкт-Петербурга.




Государь Николай II, взойдя на престол, в течение 11 лет не посещал Финляндию. В первый раз он прибыл в Финские шхеры, на эти живописные, небольшие, скалистые острова близ изрезанных берегов моря, в 1905 году.

Государь хотел прийти в себя от забастовок, восстаний, волны убийств и потрясений, вызванных неудачной войной с Японией.

Государь провел в Финляндии 366 дней. Он любил Финские шхеры. Это были тихие, безопасные места. Он лично говорил губернатору Выборга, что на всём

финском побережье нет другого такого спокойного места, как виролахтинские острова. Ему так нравились эти места, что в финских газетах было сообщение о том, что Государь Николай II собирается купить остров Каво. Однако, торговая сделка не состоялась.

В Финских шхерах Государь и отдыхал, и работал. Отсюда осуществлялось управление Российской Империей: читались и подписывались бумаги, происходили встречи с министрами и первыми лицами иностранных государств, инспектировались корабли и совершались поездки к местам военных учений. С Петербургом поддерживалась постоянная связь с помощью, построенной в Хурпуниеми почтовой станции с личным телеграфом Государя. Ежедневно почтовое судно привозило и отвозило корреспонденцию в Петербург.


Здесь же он решал международные вопросы: встречался с Королем Швеции Густавом V и Кайзером Германии Вильгельмом II.

Безопасность Государя обеспечивалась и в Финляндии. Задолго до начала отпуска в Виролахти прибывали полицейские и охранники, которые выясняли, нет ли вблизи подозрительных личностей. На место отдыха приезжал также врач, чтобы убедиться, что среди местных жителей нет заболевших холерой или другими заразными болезнями. Число полицейских и охранников колебалось от пятидесяти до двухсот.

Вокруг Императорской яхты располагалось множество военных кораблей, несколько торпедных лодок постоянно объезжали вокруг них.

Летняя флотилия Государя имела автономное обеспечение. Здесь находились угольная баржа, корабль-госпиталь, корабль-сауна, корабли поставщики, почтовый корабль.

На суше Государя охраняли незаметно. Когда он проходил по местности, солдаты и полицейские незаметно располагались в лесных укрытиях. Иногда Государь в награду кидал в их сторону золотые монеты, но их нельзя было поднимать до того, как Государь скроется из вида.

Местные жители считались безопасными, тем не менее, им запрещалось приближаться к Императорским кораблям.

Государь часто плавал между островами на байдарке или на небольшом катере. К островам, которые Их Величества со свитой желали посетить, сооружались прочные причалы.

У Государя с виролахтинцами были хорошие, но отдалённые отношения. Гуляя по местности, он приветствовал встречных. Иногда местных жителей приглашали на корабль или на празднества, которые устраивались на суше.

На арендованной земле в Виролахти для Царя и его придворных был сооружён парк развлечений, который включал в себя теннисный корт, дорожку для мини-гольфа, карусели и качели. До сих пор сохранился договор аренды тех времен и карта арендованной земли, составленные Генерал Адъютантом Ниловым.


Царский парк в настоящее время

В настоящее время, поляна, которая некогда была парком, поросла осокой. Однако сведения о месторасположении сооружений парка сохранились, что делает возможным его реконструкцию.

Недалеко от парка находился источник, водой которого пользовалось Царское семейство. Источник воды с тех пор повелось называть «Царским». В настоящее время источник сохранен в своём первозданном виде, водой которого можно пользоваться и сейчас. Правда, цвет воды стал слегка коричневым от корней разросшейся возле него ольхи. Ведь с момента последнего летнего отдыха Царской семьи в Виролахти прошло почти 100 лет.

У источника наше Общество несколько раз проводило акафистное стояние в память Святых Царственных страстотерпцев.


Царский летний домик

Выше парка развлечений, у дороги, некогда бывшей пешеходной тропой, располагался «Царский летний домик».

Это был арендованный у местных жителей сенник, оборудованный и украшенный. В нём в пасмурную погоду обедали, пили чай, под музыку струнных оркестров, танцевали. Этот домик стоит и сейчас и по-прежнему является частной собственностью.


Царский погреб

До сих пор стоит так же и «Царский» погреб, где хранились во время пребывания Августейшего семейства в Виролахти продукты для царского стола, в том числе финская простокваша «viili», которая была их любимым лакомством.

Расположенные недалеко от «Царского погреба» здания медпункта, почты и личного телеграфа Государя не сохранились. От них остались только следы фундамента.

Оба причала — один, на который прибывали большие яхты, и другой — для катеров и лодок, с которых сходили на сушу, сохранились практически в том же самом виде, как и почти сто лет назад.

Многие тропинки до сих пор зовутся здесь «Царскими» — местные жители

бережно хранят память о том, что по ним порой многие километры любил гулять Император, весело бегали Великие Княжны, Наследник и их слуги, в числе которых была и подруга Государыни Анна Александровна Танеева.


Анна Александровна оставила свои воспоминания о летнем отдыхе Царской семьи в Финляндии, а также сотни фотографий, которые запечатлели его события.

В местном краеведческом музее Виролахти, представлена выставка этих фотографий из её личного архива.

Вот как пишет Анна Александровна в своих воспоминаниях:

«Когда я вспоминаю Императорский Двор, приходит скорбное чувство, так как в памяти возникают испытания, которые Царской Семье пришлось перенести. Но мое настроение переменчиво, и часто, сидя одна, забываю на миг печаль и грустно улыбаюсь, когда вспоминаю о том счастливом летнем времени, которое провела с Их Величествами в финских шхерах.

Первое путешествие, в котором я была, было совершено в 1905 году на императорской яхте «Полярная Звезда», к водам, недалеко от Койвисто.[1] В тот раз отпуск длился только две недели, но именно в то время между Государыней и мною завязалась крепкая дружба, которая длилась 12 лет. Яхта «Полярная Звезда» принадлежала Вдовствующей Государыне. Она, несомненно, была очень красивой, но весьма скромной по сравнению с яхтами американских миллиардеров. Позже я была с Императорской семьей еще девять раз в финских шхерах. Тогда плавание совершали на другой императорской яхте — «Штандарте», путешествия на которой длились дольше — обычно около двух месяцев.


На «Штандарте» жизнь была довольно-таки официальной. Яхта была гораздо больше, чем «Полярная Звезда», и напоминала плавающий дворец. Только в экипаж входило двести человек. Мятежной весной 1918 года обе яхты, как Государя, так и Вдовствующей Государыни, были в хельсинкском порту, так что многие жители Хельсинки видели их, может быть, даже заходили на борт.

У Императорской четы на «Штандарте» были апартаменты, которые вполне можно было бы сравнить с уютным домом. При входе внутрь вначале располагалась спальня Государыни, при которой была ванная. Рядом — ее маленький рабочий кабинет, стены которого были драпированы сенцами с большими цветами. Оттуда можно было попасть в рабочий кабинет Государя и спальню, около которой тоже была ванная. В середине была «Зеленая комната» для гостей, которая использовалась также как музыкальный салон. По другую сторону коридора были детские каюты. Наверху была большая столовая, за длинным столом которой вполне могли поместиться сорок человек. У Государя было постоянное место хозяина.


Ее Величество Императрица Александра Федоровна и Анна Александровна Танеева

Программа дня на «Штандарте» была, в общем-то, такой же, что и на суше, но официальная часть была все-таки сокращена до минимума. Делами государства Государь занимался два дня в неделю. Мы часто смотрели с палубы корабля, как из окна рабочего кабинета Государя летели в воду пустые конверты, которые он по своей привычке бросал из окна в море. По количеству плавающих на воде конвертов мы пытались отгадать, когда работа будет завершена и у Государя будет время посвятить себя нам. В путешествиях императорский круг был как можно меньшим, чтобы семья могла отдохнуть, что и являлось главной целью летних плаваний.

Приятнейшим временем были прогулки на берегу, и они совершались всегда, когда была возможность. На небольшом паровом катере мы отправлялись либо на материк, либо на один из многочисленных островов шхер, где время проходило в увеселительных прогулках. Ощущались и воспринимались как события многие незначительные вещи, которыми островитяне могли наслаждаться ежедневно, и так, как мы, вряд ли уже замечали их красоту. Мы слушали плеск волн о прибрежные скалы, бродили по лесам, собирали ягоды и цветы. Мы жили жизнью, которая по своему восстанавливающему действию на организм совершенно отличалась от нашей жизни во дворце, а окружающая местность была полной противоположностью хорошо ухоженным и отделанным дворцовым паркам. Любовь к финским шхерам Государь унаследовал от своего отца, Александра III, и своей матери, Марии Федоровны, которые ежегодно совершали круизы к разным уголкам шхер.

Александр III был заядлый рыбак, и поэтому водопад Лангинкоски, расположенный в дельте реки Кюми, с его великолепными рыболовными местами, очень нравился ему. Николай II, напротив, не только не интересовался рыбной ловлей, но даже и рыбой, и поэтому был равнодушен к Лангинкоскинскому водопаду, к ловле благородного лосося и к времяпрепровождению в рыбацкой избе. Так, насколько я помню, мы там были всего только один-единственный раз, и провели там великолепный день.


Государь наслаждался морской жизнью, особенно плаванием под парусами. Он любил финские шхеры и получал удовольствие от пребывания на морских берегах и островах, на которых он также с удовольствием охотился. Он был хорошим пловцом и плавал, как только представлялся случай. Императорские дети тоже любили плавать, Государыне единственной из-за болезни сердца приходилось отказываться от этой летней радости.

Государь увлекался также и ходьбой — он мог часами ходить по труднопроходимой местности.

Как много воспоминаний осталось у меня об этих летних временах! Я помню первый утренний чай в большой столовой роскошной императорской яхты. Помню Государыню в небольшой соломенной шляпке и белой блузке английского типа, с черным бантом на шее, большими бриллиантами в ушах и бриллиантовыми кольцами на пальцах. Она подавала нам чай и весело шутила с Государем. Здесь она была действительно «Солнышко», согласно своему ласковому имени. Излучая нежность и сердечность, она обнимала взглядом своего мужа и детей. Государыня цвела. И Государь был на корабле, будто заново родившийся: одетый в белого цвета форму морского офицера, он дышал здоровьем и радовался жизни.

Где бы члены Императорской семьи ни находились, их сопровождала охрана. Никто не мог приветствовать, заговорить или даже приблизиться к Государю без того, что его имя не записывалось. Если личность была незнакома, подробно обрисовывались его приметы, чтобы обратившегося к нему человека при необходимости можно было опознать.


Царские тропы

В Финляндии этого не было. Правда, и здесь, при всем безмолвии, осматривались места, где Императорские Величества ходили, но такой строгой и мешающей охраны, как в России, особенно в ее столице и окрестностях, не требовалось. Они могли наслаждаться своим пребыванием в финских шхерах почти так же спокойно, как и обыкновенные смертные.

Когда Государь и Государыня высаживались на берег какого-либо острова или на побережье, они с удовольствием посещали села и разговаривали с крестьянами. В то время на самом восточном побережье Финского залива, и особенно в Койвисто, население в какой-то степени могло говорить по-русски по той причине, что Петербург был для этих местностей главным покупателем их сельскохозяйственной продукции и рыбы. Жители приграничных районов ездили большей частью за покупками в Петербург. Знание русского языка среди этих пары тысяч жителей побережья было весьма обычным, и поэтому Государь и Государыня могли разговаривать с ними.

Однажды Государыня с детьми вошли в небольшую, но очень чистую избушку. В избушке жила старушка, которая в это время сидела за прялкой. Старушка, бедняжка, вначале испугалась, но Государыня погладила ее по голове и начала любоваться ее работой. Когда выяснилась личность гостей, старушка, улыбаясь, сделала реверанс, и ни в коем случае не разрешила гостям уйти, прежде чем не угостила их кофе, и предложила им домашний хлеб.

Государь так же приходил в восторг от неофициальных, предварительно не подготовленных посещений своих верноподданных. Он с удовольствием беседовал с крестьянами и рыбаками и, напротив, почти страдал от всех дипломатических совещаний.

Государь находился в Финляндии с особым удовольствием. Я уверена, что он лично не хотел ничего плохого Финляндии, чувствовалось, что ему давались неточные сведения об обстановке в ней. Финляндия была лишь одной шестидесятой частью его государства, так что вполне возможно, что обстановка на этой территории ему была неизвестна. Вряд ли и владелец имения, сдавший в аренду 60 земельных участков, знает детально каждый договор.

Со своей стороны я могу заверить, что в семейном кругу Государя о Финляндии говорилось с уважением и любовью. Когда Наследник стал чуть постарше, он почти всегда спрашивал, как долго еще до того времени, когда мы сможем на «Штандарте» отправится в финские шхеры, куда всегда устремлялись в предстоящие летние круизы. Также и Государыня была в восторге от шхер и от того состояния покоя, которые они давали. Она говорила мне много раз, что провела там наисчастливейшее время своей жизни.

Однажды, когда мы возвращались домой и смотрели на последние, ускользающие финские берега, Государь сказал мне, шутя и в то же время серьезно: «Это, пожалуй, первые настоящие слезы, которые вы видите на глазах вашего Государя».

Императорская семья регулярно с 1905 года каждое лето пребывала на финском побережье. Сейчас, когда я пишу это, прожив в Финляндии 17 лет, я интуитивно понимаю восприятие Императорской четой финской неиспорченной атмосферы и красоты ее суровой природы. Они возвращались из Финляндии набравшиеся сил и окрепшие. Пребывание в Финляндии особенно исцеляюще действовало на состояние здоровья Наследника».

[1] С 1948 г. Приморск Ленинградской обл.


По материалам:

Йорма и Пяйви Туоми-Никула. «Императоры на летнем отдыхе в Финляндии». Атена. Ювяскюля.

«Анна Вырубова - фрейлина Государыни». Глава «Летнее время в финских шхерах». Под редакцией Ирмели Вихерюури. ОТАВА. Хельсинки.

Фотографии из альбомов А. А. Танеевой-Вырубовой библиотеки Йельского университета Америки.


Людмила Хухтиниеми.


© Copyright 2008 tsaarinikolai.com