ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.



Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих.
(Ин 15:13)

АЛЬБОМЫ АННЫ
АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ


АЛЬБОМЫ АННЫ АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ



ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!

КОНТАКТЫ






НАШИ ДРУЗЬЯ - MEIDÄN YSTÄVÄT







АВГУСТЕЙШЕЕ СЕМЕЙСТВО В ЕВПАТОРИИ


Кутайсова М.В.,


главный специалист Управления по охране памятников архитектуры Министерства архитектуры и строительной политики Автономная Республика Крым



Непреложна истина, выдвинутая Гегелем о том, что общество развивается по спирали. История повторяется. Каждый снова и снова повторяет то, что уже когда-то было. Низвергнувший, рискует быть низвергнутым.

Памятники бывшим диктаторам, монархам, царям, вождям и т.п. хранятся в запасниках, на задворках музеев, а то и просто на складах, валяющимися в пыли и тихо доживающими свой век.

Здесь пойдет речь о человеке, памятники которому при жизни не были установлены.

А начиналось все довольно обыденно...

20 октября 1894 г. в Ливадии скончался император Александр III. Панихида по покойному императору состоялась в церкви Воздвижения Честного Креста 21 октября.

В этот же день Великий Князь Николай Александрович присягнул на верность Российскому престолу. Эти события переплелись с другими, принесшими венценосному наследнику "глубокую печаль, тихую и светлую радость", как писал он в своем дневнике[1].

21 октября в дворцовой Крестовоздвиженской церкви невеста Николая Александровича, Гессен-Дармштадская принцесса - Алиса-Виктория-Елена-Луиза-Беатриса приняла православие, была миропомазана и стала Александрой Федоровной. В Петербурге 14 ноября 1894 г. состоялась их свадьба, а в мае 1896г. - официальная коронация - в Москве.

С 1898 г. царское семейство снова стало посещать Крым. Евпатория была уездным центром Таврической губернии. Разрушенная неприятелем во время Крымской войны 1853-1856 г.г., она лишь через десятилетие начала отстраиваться, чему, несомненно, способствовала отмена крепостного права в России в 1861 году.

Население города по первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года счислялось 17913 жителями, а к 1915 г. составляло около 27 тысяч человек[2] .

В Евпатории середины 90-х годов XIX в. бурно развивалась промышленность и торговля. У причалов торгового порта пришвартовывались суда из Турции, Италии, Франции, Египта, Испании и других стран. Через Евпаторийский порт осуществлялся экспорт зерна шерсти, овчины, невыделанных кож, сала, масла и соли, кстати, тоже добывавшейся неподалеку. Соляные промыслы города составляли 36% от общего количества соли, добываемой в Крыму[3] .

Настоящий строительный бум в городе начинается со времени обнаружения уникальных возможностей местных грязей. В 1874 г. сторож соляного промысла Павел Платонович Пугачев начал использовать целебную грязь Мойнакского озера, пытаясь помочь нуждающимся больным в лечении суставов[4] .

В 1886 г. город сдал в аренду на 40 лет Мойнакское озеро местным врачам С. И. Ходжаш и С.П.Цеценовскому, где вскоре была открыта грязелечебница, выстроенная по проекту одесского архитектора А.О.Бернардацци. Как писала в своем "Путеводителе по Крыму" его составительница М.Сосногорова: "Целебная грязь очень черна, мягка и жирна. Если ее взять в руку, то она похожа на масло или на какую-нибудь мазь и издает неприятный сернистый запах, смешанный с запахом морской травы. Она содержит в себе много аммония и углекислого аммиака"[5] .Кроме того, здесь отпускались и рапные ванны.

30 июля 1904 г. в венценосной семье, наконец, родился наследник - цесаревич Алексей. (Четверо дочерей - Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия - уже были в семье). Однако ребенок родился с тяжелым наследственным заболеванием, передававшимся по женской линии Гессенского рода детям мужского пола - гемофилией, пониженной свертываемостью крови, грозящей перейти в кровотечения. Такие кровотечения у маленького цесаревича начались уже через месяц после рождения[6].

Наставник Алексея, Пьер Жильяр позже писал: "Как передать пытку этой матери, беспомощно присутствующей при мучениях своего ребенка в течение долгих часов смертельной тревоги, этой матери, которая знала, что она причина этих страданий"[7] .

Городской Голова (1906-1910, 1915-1917гг.) г. Евпатории, председатель Земской уездной управы (1911-1915гг.) С.Э.Дуван дважды в 1909 г. в составе депутаций органов управления Таврической губернии был представлен императорской чете, а 1 ноября 1909 г. даже всемилостивейше пожалован портретом наследника - цесаревича, Великого Князя Алексея Николаевича[8].

В ноябре 1913г. Городской Голова г. Евпатории М.М.Ефет был принят Государем Императором в Ялте. Его Величество изволил спросить, далеко ли Евпатория отстоит от Сак, в которой грязями пользовался Его Высочество наследник, цесаревич и это благотворно сказалось на его здоровье. Ответив на заданные царем вопросы, М.М.Ефет сказал: "Евпатория - курортный город и обладает такими же целебными грязями, как и Саки, и что население г. Евпатории с завистью смотрит на другие города, имевшие счастье принимать у себя Его Величество". На это Государь ответил, что скоро дойдет очередь и до Евпатории[9].

31 июля 1914 г. началась 1 мировая война. В Таврической губернии был образован Комитет для оказания помощи больным и раненым воинам под председательством Камергера двора Его Величества Н.Н. Лавриновского (тогдашнего Таврического губернатора). Постановлением этого Комитета было решено сформировать и послать на театр военных действий полевой лазарет на 200 кроватей и присвоить ему наименование лазарета ЕЯ Императорского Величества Государыни императрицы Александры Федоровны[10].

После вступления 16 октября 1914 г. в войну Турции, Евпаторийский международный морской порт был закрыт, что породило в 27-тысячном городе безработицу[11].

16 апреля 1915 г. С.Э.Дуван, в должности председателя Земской управы, в Царском Селе был вновь представлен императрице и в качестве подарка преподнес ей альбом с видами Евпатории[12]. В тот же день Александра Федоровна в своем послании супругу в Севастополь писала: "Там есть грязи, солнце, море, песочные ванны, Цандеровский институт, электричество, водяное лечение, сад и пляж поблизости"[13] .

По инициативе Таврического губернатора Н.А.Княжевича был поставлен вопрос о соединении Евпатории кратчайшей линией с существующей железной дорогой. Строительство закончилось через 3,5 месяца и обошлось в 2 млн. руб. Руководили работами инженер П.А.Богуславский, инженер-строитель В.А.Розанов. Съемку отправления поезда производил откомандированный фирмой Ханжонкова оператор.

Новая железнодорожная ветка начиналась от ст. Сарабуз (ныне ст. Остряково)[14], что в 18 км от Симферополя. Линия имела протяженность в 54 версты, и ее строительная стоимость исчислялась в 2 млн. рублей.

Утро 21 октября 1915 г., 9 часов утра. Нарядные дамы и блестящие кавалеры заполняют первый пробный поезд. В 2 часа дня поезд медленно подъезжает к временной платформе Евпатории. Городской Голова М.М.Ефет преподносит хлеб-соль, а Председатель Земской управы С.Э.Дуван подносит губернатору благодарственный адрес от имени евпаторийского земства. На перроне совершается торжественный молебен по случаю Восшествия на престол Николая Александровича, в санатории "Таласса" проходит обед с провозглашением здравиц царствующему дому.

Таврическим губернатором Н.А.Княжевичем была послана телеграмма Государю императору с выражением верноподданнических чувств, на что Николай II прислал ответ: "Сердечно благодарю за высказанные чувства преданности и благопожелания всех присутствовавших на торжестве открытия новой ветки. Очень порадовался Вашему сообщению о столь скором окончании работ по ея сооружению. Николай"[15].

В связи с закрытием для российской публики европейских курортов и пуском железнодорожной ветки, Евпатория "чудный уголок, одна из редких жемчужин в короне Русского Царя" стала ближе к России и ко всей Европе. В 1916 г. курорт посетило 40 тысяч отдыхающих вместо 10-15 тысяч в обычное время[16].

А война продолжалась... Газета "Правительственный вестник" в декабре 1915 г. рассказывала о маневрах немецкого крейсера "Бреслау", скорость которого превосходила скорость хода наших линейных кораблей и крейсеров, на вооружении его была 4-х-дюймовая артиллерия[17]. 24 апреля 1916 г. Евпатория была обстреляна крейсером, он выпустил по городу 50 снарядов, разрушив некоторые здания, пристань[18].

В 1915 г. Таврический губернатор Н.А.Княжевич снова вынес на обсуждение идею создания лазаретов для устройства раненых и больных воинов. Для этого из средств Таврического губернского комитета было постановлено отчислить 70000 рублей. Н.А.Княжевич предложил выстроить лечебницу на Мойнакском озере, рядом с уже существующей. В Петрограде было возбуждено ходатайство о выделении из средств казны 2,5 млн. рублей на ее строительство и наименовании будущей Всероссийской грязелечебницы Алексеевской, в память исцеления местными грязями Цесаревича.

Александра Федоровна остановила свой выбор на Евпатории: "Я хочу попросить Дувана, который там выстроил театр, улицы и т.д. быть зав. хозяйством. Княжевич думает, что он может помогать материально"[19]. В скором времени С.Э.Дуван, обладавший неистощимой энергией, был назначен заведующим Приморским санаторием, превращенным в госпиталь имени Александры Федоровны для раненых воинов. За труды по мобилизации С.Э.Дуван 26 августа 1915 г. был награжден орденом Св. Владимира 4 степени[20] .

В мае 1916 г. на даче С.Э.Дувана, по его приглашению отдыхала Фрейлина Ее Величества Анна Вырубова. В своем дневнике она писала: "Городской Голова Дуван дал мне помещение в его даче, окруженной большим садом на самом берегу моря; здесь я прожила около двух месяцев, принимая грязевые ванны"[21].

Анна Вырубова была дочерью статс-секретаря А.Танеева, одного из виднейших чиновников того времени. В 1902 г. она перенесла брюшной тиф и получила осложнение на кровеносные сосуды ног, из-за чего ей приходилось ходить на костылях. Мужем ее стал флотский лейтенант Вырубов.

Посещению курорта монаршей четой способствовало также и то, что в 1825г. 1 ноября, незадолго до своей кончины в Евпатории побывал император Александр I, останавливавшийся в доме Хаджи-аги Бобовича, городничего, деда С.Э.Дувана, а позднее духовного главы караимов (гахама) Таврического и Одесского караимского духовного правления. Император посетил кенасы (молитвенный дом караимов) и имел продолжительную беседу с караимским теологом Яшаром, интересовался судьбой баронессы Криднер (Крюднер), религиозно-мистическими идеями которой, он увлекался и умершей в имении Бобовича[22]. В память об этом событии в 1851г. в кенасах была установлена стела, увенчанная двуглавым бронзовым орлом.

В мае 1916г. царская семья присутствовала на церемонии спуска на воду линкора "Императрица Мария" в г. Николаев, следующим пунктом пребывания их был Севастополь, где проходил смотр Черноморского флота, а затем император с семейством должен был по новой железнодорожной ветке посетить Евпаторию.

16 мая 1916г., в понедельник, поезд с Императором, Императрицей, Наследником, Великими княжнами и свитой прибыл в Евпаторию. В дневнике за 16 мая 1916 г. Николай 2 пишет: "В 7часов утра прибыли в Евпаторию, когда я еще спал. В 10 часов вышли из поезда и, приняв депутации, поехали в город. Погода была теплая, серая и ветреная"[23] . Сопровождали царскую семью князь Игорь Константинович, свитская фрейлина Императрицы баронесса Бугсгевден, министр Императорского Двора, граф Владимир Борисович Фредерикс, гофмаршал Воейков, гофмаршал, князь Долгоруков, командир конвоя свиты, граф Никитин, лейб-хирург, профессор Федоров и др.

В городе был наведен образцовый порядок, для эскортирования выделена почетная охрана[24].

На перроне императорскую семью встречали все высшие чиновники губернии. Май - время цветения акаций (род робинии семейства бобовых). Губернатор свиты его Величества, генерал-майор, Н.А.Княжевич преподносит императрице огромный букет белой акации. Саид Бей Булгаков (предводитель евпаторийского уездного дворянства, д.с.с.) приветствует и преподносит хлеб-соль и роскошные букеты государыне и княжнам. Приветствие от земства выражает и.о. председателя Земской управы А.И.Шило[25] .

В приветственной речи Городской Голова С.Э.Дуван сказал: "Ваше Императорское Величество! Со времени присоединения Крыма к Великой Российской Империи все Венценосные Предки Ваши и Вы, Государь, неоднократно удостаивали многие местности Тавриды своим Высоким посещением... Сегодня на мою долю выпало такое же безграничное счастье, какого в 1825 году удостоился дед мой, также в качестве городского головы, приветствовавший от имени населения Императора Александра Благословенного (Александр I - М.К.) при въезде его в Евпаторию... Примите, Великий Государь, в изъявление чувств наших от доброго сердца хлеб-соль и низкий поклон от взысканного милостями Вашими населения Евпатории". С.Э.Дуван преподнес Ее Величеству старинную арабскую шкатулку с художественной инкрустацией из слоновой кости с 30 тыс. рублей на нужды раненым[26]. Оркестром учащихся мужской гимназии был исполнен гимн.

Праздничная церемония продолжалась, царская чета проследовала в город. Перед Свято-Николаевским собором на площади были выстроены учащиеся и начальствующие лица всех учебных заведений. Над входом в собор надпись на греческом языке - "Боже царя храни".

Анна Вырубова так описывала эти события: "Встреча в Евпатории была одна из самых красивых. Толпа инородцев, татар, караимов в национальных костюмах, вся площадь перед собором - один сплошной ковер розанов. И все это залито южным солнцем"[27].

В 11 часов под колокольный звон и непрерывное "ура" из алтаря вышел Архиепископ Таврический и Симферопольский Дмитрий с духовенством. Царь и члены его семьи приложились к Святому Кресту, а Высокопреосвященный Дмитрий окропил всех святой водой. Начался молебен с провозглашением многолетия Царскому Дому, Державе Российской, русскому воинству. Архиепископ Дмитрий благословил Государя иконой св. Николая Чудотворца.

Далее царская семья посетила мечеть Джума-Джами, единственное в Крыму документально известное творение зодчего Ходжи Синана, сооруженное в 1552-1564 гг. и числящееся в перечне его построек под N 77. Мечеть - одна из святынь крымских татар, в ней проходил мусульманский церемониал посвящения ханов в сан[28]. С выражением верноподданнических чувств имам Мустафа Эфенди, глава мусульманской общины города, уездный кадий обратился к царю. Мемет Эфенди преподнес хлеб-соль, а Сайде-Ханым - букет цветов Александре Федоровне.

Из мечети царственные особы со свитой направились в караимскую кенасу, в которой гахам Таврического и Одесского караимского правления С.М.Шапшал преподнес хлеб-соль на деревянном блюде, украшенном серебряными орнаментами чеканной работы. В своей речи он сказал, что, несмотря на малочисленность караимского народа, на полях I мировой войны сражается пятая часть мужского населения караимов. Проезжая главную синагогу на ул. Караимской, Его Величество был приветствован исполнением гимна специально приехавшим хором симферопольской синагоги.

Отдав дань уважения всем конфессиям города, монарх, таким образом, продемонстрировал почтительное отношение власти к многочисленным национальностям, населявшим Евпаторию.

В Приморской Санатории - лазарете имени Ее Императорского Величества императрицы Александры Федоровны, царская семья была встречена начальником лазарета полковником Крыжановским, начальником Царско-Сельского эвакуационного пункта полковником Вильчковским и заведующим санаторией Городским Головой Дуваном, были преподнесены букеты цветов.

Николай II обошел выстроившихся во дворе санатории офицеров и солдат, находящихся здесь на излечении, раздавал нижним чинам медали. Государыня с дочерьми побеседовала в палатах с тяжелоранеными воинами. Его Величество интересовался способами лечения на пляже и применением песочных ванн. Ее Величество сделала снимки с находящимися на излечении офицерами.

Здесь же, в Приморской санатории императору были представлены - Радов - генерал-майор, начальник охраны Крымского побережья, Ашихлин - подполковник, воинский начальник, Арнольди - ротмистр, начальник севастопольского участка охраны побережья, Поперечный - штабс-капитан, начальник евпаторийского участка, А.К.Самко - действительный статский советник, директор гимназии, Н.П.Деньгин - действительный статский советник, председатель съезда мировых судей, А.Е.Мечников - статский советник - начальник порта, А.И.Попандопуло - греческий консул, И.К.Мартен - французский консул и др.

Далее царская семья направилась в земский лазарет, где была встречена уполномоченным лазаретов Таврической губернии Н.Н.Щербинским, Городским Головой С.Э.Дуваном, старшим врачом Казасом, вторым врачом Авахом и персоналом медицинских сестер. При выходе из лазарета император и семейство были приветствованы поклонами воспитанницами Донузлавского земского 2-х классного училища во главе с инспектором народных училищ Хрущевым, а ученица III отделения Антонина Саранча преподнесла императрице букет полевых цветов. Здесь царское семейство также ознакомилось с условиями лечения, а Государь наградил четверых солдат Георгиевскими крестами IV степени. А.Митропольский, один из раненых солдат, находившихся в лазарете, посвятил этому событию свое стихотворение:

"Высочайший приезд даст нам силы скорей

Снова в ряды воротиться - под знамена Царя".


В 1 час дня император в поезде дал завтрак для представителей губернских и городских властей.

Вероятно тогда же Николай II подарил С.Э.Дувану золотой портсигар с бриллиантовым гербом. После Высочайшего завтрака, Государь поблагодарил Городского Голову за оказанный прием, удостоив его подачей руки и следующими словами:

"Сердечно благодарю за все виденное, передайте населению Мой привет и благодарность за радушный прием, искренне желаю вашему городу дальнейшего процветания и успеха".

Всю вторую половину дня августейшие особы провели на прибрежной даче Дувана "Мечта".

Праздничная церемония продолжалась, царская чета проследовала в город. Перед Свято-Николаевским собором на площади были выстроены учащиеся и начальствующие лица всех учебных заведений. Над входом в собор надпись на греческом языке - "Боже царя храни".

Анна Вырубова так описывала эти события: "Встреча в Евпатории была одна из самых красивых. Толпа инородцев, татар, караимов в национальных костюмах, вся площадь перед собором - один сплошной ковер розанов. И все это залито южным солнцем"[27].

В 11 часов под колокольный звон и непрерывное "ура" из алтаря вышел Архиепископ Таврический и Симферопольский Дмитрий с духовенством. Царь и члены его семьи приложились к Святому Кресту, а Высокопреосвященный Дмитрий окропил всех святой водой. Начался молебен с провозглашением многолетия Царскому Дому, Державе Российской, русскому воинству. Архиепископ Дмитрий благословил Государя иконой св. Николая Чудотворца.

Свита царя в это время была приглашена на чай Городским Головой С.Э.Дуваном в кафе "Beau - Rivage", нынешний пансионат "Орбита".

Акционерное общество "А.О. Дранков и К°" сняло фильм под названием "Прибытие Его Императорского Величества государя императора с августейшей семьей в Евпаторию", в котором отражены все основные моменты этого дня и который был нами найден в Российском государственном архиве кинофотодокументов в г. Красногорске.

Семейный альбом Романовых пополнился серией любительских фотографий в память о поездке в Евпаторию. На снимках мы видим отрешенное от государственных дел и будничных забот августейшее семейство. Несколько снимков воспроизведено в книге "Романовы и Крым"[31] .

Наследник выстроил на берегу игрушечную крепость из камня и песка, которую местные гимназисты обнесли потом забором и оберегали как святыню[32] .

Вечером того же дня Августейшее семейство покинуло Евпаторию. Ее императорское Величество с ближайшей станции отправила на имя С.Э.Дувана телеграмму следующего содержания:

"Городскому Голове Дувану.

Искренне была рада провести день в Евпатории. Сердечно Вас благодарю за все заботы.

Александра."


На торжественном заседании Городской Думы 27 мая 1916 г., посвященном этому событию С.Э.Дуван выразил всем причастным глубокую признательность. Особую благодарность получили полицейские и жандармские власти в лице исправника П.А.Никифорова и жандармского полковника И.П.Астраханцева, организовавшие почетную охрану из граждан всех сословий и национальностей, состоявшую из 400 человек.

"Эти два лица явились самыми искренними сотрудниками городского самоуправления, помогая ему в обязанностях. Так, исправник наш руководил даже подметанием улиц. Предлагаю Думе выразить им благодарность и о таковом постановлении Думы довести до сведения их начальства"[33] .

Так случилось, что Евпатория оказалась последним местом пребывания императора Николая II в Крыму. Утром 2 марта 1917 г., находясь в ставке генерала Н.В.Рузского, в Пскове царь подписывает Манифест о передаче престола своему брату Великому Князю Михаилу Александровичу, который в свою очередь 3 марта "призывая благословение Божие" призывает граждан России подчиниться Временному правительству.

После отречения Николай II просил Временное правительство разрешить ему поселиться с семьей в Ливадии, чтобы вести там жизнь частного лица, но такого разрешения им получено не было.

Лишь застывшие навек фотографии отдыхающего умиротворенного семейства будут напоминать нам последнего русского императора и последнее место его пребывания в Крыму - Евпаторию.



СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ:

ГАРФ - Государственный архив Российской Федерации.

ЕН - Газета "Евпаторийские новости"

ПЕГД - Постановления Евпаторийской Городской Думы

ПЕУЗС - Постановления Евпаторийского уездного Земского собрания

ГААРК - Государственный Архив Автономной республики Крым.

ФОТОГРАФИИ


Рис. 1. Железнодорожный вокзал г. Евпатории в ожидании встречи Императора Николая II с семейством. 16 мая 1916 года.


Рис. 2. Таврический губернатор Свиты Его Величества, генерал-майор Н.А.Княжевич представляет императору предводителя евпаторийского уездного дворянства, д.с.с. Саид Бей Булгакова.


Рис.3. Приветствие от земства зачитывает и.о. председателя Земской управы А.И.Шило.


Рис. 4. Приветствие Городского Головы г. Евпатории, коллежского советника С.Э.Дувана.


Рис. 5. Приветствие гахама Таврического и Одесского караимского правления С.М.Шапшала.


Рис. 6. Выход царской семьи из Свято-Николаевского собора в г. Евпатории.


Рис. 7. Мечеть Джума-Джами - следующий объект посещения Николаем II.


Рис. 8. Евпаторийская караимская кенаса.


Рис. 9. Посещение царской семьей кенасы г. Евпатории.


Рис. 10. Приморская санатория со стороны Дувановской улицы.


Рис. 11. Августейшее семейство в Приморской санатории.


Рис. 12. Обход раненых офицеров и солдат, находящихся на излечении в Приморской санатории. На переднем плане: граф В.Б.Фредерикс, Николай II, Александра Федоровна, цесаревич Алексей.


Рис. 13. Николай II с цесаревичем в Приморской санатории. Справа от цесаревича - начальник лазарета полковник Крыжановский.


Рис. 14. Представление императору крымской и городской элиты. Среди женщин крайняя справа - Анна Вырубова.


Рис. 15. Беседа императрицы с ранеными воинами.


Рис. 16. Прогулка по городу.


Рис. 17. Прибрежная дача С.Э.Дувана "Мечта".


Рис. 18. Николай II и цесаревич Алексей у дачи С.Э.Дувана.


Рис. 19. Императрица Александра Федоровна у калитки дачи Дувана.


Рис. 20. Цесаревич Алексей на берегу моря в г. Евпатории.


1. Дневники императора Николая II. 1890-1906. М.: "Поли-стар", 1991., с. 88.

2. Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897г., ЦСК МВД. XLI; Таврическая губерния, 1904 г., с. 2.; ГААРК. - Ф. 681, оп. 2, д. 567, с. 42; В изд. "Города России"1910г. население Евпатории определено в 30249 человек, что не соответствует данным Таврического земского статбюро, по которым население Евпатории в 1911 г. составляло 25658; в 1912 г.-27040; в 1913 г.-27520; в 1915 г.-27079 чел. См.: Справочник Таврической губернии на 1911 г. Симферополь, 1911, с. 158; Памятная книжка Таврической губернии на 1914 г. Симферополь, 1914, с. 42; Справочник Таврической губернии на 1915 г. Симферополь, 1915, с. 128-129; Статистический справочник Таврической губернии. Сост.: Ф.Н.Андриевский. Симферополь, 1915, с. 5.

3. Памятная книжка Таврической губернии. Симферополь, 1899, отд. 6, с. 19.

4. Северинов С., Ягупов В. Евпатория - курорт. Симферополь, 1985, с.23.

5. Путеводитель по Крыму для путешественников. Одесса. 1871, с.271.

6. Дневник императора Николая II.., с.181.

7. Романовы и Крым. М., 1993, с. 86.

8. ПЕГД.- 1909, с. 73-74; ПЕУЗС. 1910, с. 21; ГАРФ. Ф.601, оп. 1, д. 254, л. 161-162.

9. ПЕГД. - 1913, с. 71-72.

10. Памятная книжка Таврической губернии. 1916, с. 12.

11. ГА АРК. - Ф. 681, оп. 2, д.559 с. 279

12. ЕН. - 1915. 19 апреля. N 1009, с. 9; Евпаторийская трибуна. 1994. N 6, с. 4.

13. Письма императрицы Александры Федоровны к императору Николаю 2. Слово, 1922. т. 1. N 68, с. 102, 451.

14. Памятная книжка Ук.соч. с. 16-17.

15. Памятная книжка Таврической губернии. 1916, с.18-19.

16. Дуван С.Э. Слово и дело Городского Головы. Евпатория.1996. с. 14.

17. Правительственный вестник. 21 декабря 1915г. N 310.

18. Н. - 1916. 12 июня. N 1186. История городов и сел Украинской ССР. Крымская область.1974., с. 265.

19 Письма императрицы...Ук. соч., с. 451.

20. Дуван, ук. соч., с.19.

21. Фрейлина ее Величества: Дневник и воспоминания А. Вырубовой. М., 1990, с. 162-163.

22. Караимская народная энциклопедия. т.1, М., 1995, с.115.

23. Дневники императора Николая II.., с. 587.

24. Павленкова Н. Один день из жизни императорской семьи// Вестник Евпаторийского музея. Евпатория. 1996, с. 67.

25. ЕН. - 1916. 12 июня, с. 2-7.

26. ЕН. - 1916. 17 июня. N 1175, с. 2.

27. Фрейлина ее Величества.., с. 163.

28. Драчук В., Кара Я., Челышев Ю. Керкинитида-Гезлев-Евпатория. Археологические памятники Крыма. Симферополь, 1977., с. 63-81.

29. Фрейлина ее Величества.., с.163.

30. Дневники императора Николая II.., с. 587.

31. Романовы и Крым. М.: 1993, С.86, 132-134; Романовы и Крым. 2002. Симферополь, 2002, с. 153-154.

32. Фрейлина ее Величества.., с. 163.

33. Евпаторийские новости.- 1916. 12 июня. Приложение.