СВЯТО-ТРОИЦКИЙ ПРИХОД

 

ИГОРЬ КУРКИМИЕС

 

Православный Гельсингфорс в начале XIX столетия

 

По указу Императора Александра I столицей Великого княжества Финляндского стал в 1812 году город Гельсингфорс. В том же году был высочайше утвержден генеральный план реконструкции города, пострадавшего от сильного пожара в 1808 году. 1820-е годы в городском центре стал формироваться стильный ансамбль ампирной архитектуры, создателем которого был знаменитый архитектор Карл Людвиг Энгель (1778-1840). Так как план реконструкции центра предусматривал постройку православного храма, его проект был поручен Энгелю.

В 1820-е годы Гельсингфорс был еще маленьким провинциальным городком с немощёными улицами, освещёнными в тёмное время тусклым светом фонарей с сальными свечами у ворот каждого дома. Нынешний центр города еще не был застроен. Глуский залив (Клуувинлахти), по которому в летнее время катались на лодках, а зимой на коньках, доходил тогда до пересечения Александровской (Алексантеринкату) и Михайловской (Миконкату) улиц.

После присоединения Финляндии к России в 1809 году, русское гражданское население в Гельсингфорсе стало быстро расти и в двадцать лет увеличилось до 200 человек, что составляло примерно 3% от общего числа жителей. До постройки Троицкой церкви православные обращалось к священнику полковой церкви Петровского пехотного полка или ходили в маленькую церковь Гельсингфорсcкого военного госпиталя в Тёлё, которая была рассчитана только на больных и едва вмещала 50 человек. (Некоторые церкви военного ведомства могли одновременно являться и приходскими, поэтому духовенству этих церквей давалось право выполнять требы гражданского населения.) Была еще церковь в казармах Свеаборгской крепости, но тоже очень маленькая и, кроме того, туда следовало плыть морем. (Здания русского госпиталя напротив Троицкой церкви, где впоследствии размещалась Скорбященская госпитальная церковь, еще не было.) Когда Петровский полк заменили 45-ым Егерским Вильманстрадским полком, то обветшалое здание церкви не обновляли. Церковь закрыли, а иконостас и всё имущество вывезли в Николайштадт (Вааса), где вовсе не было церкви, и где её устроили во имя свт. Николая Чудотворца. Насколько церковь была нужна в Гельсингфорсе, видно из того, что в 1826 году, в день тезоименитства Государя в декабре, литургия в Гельсингфорсе не совершалась за отсутствием священника. Таким образом, свой храм стал крайней необходимостью и на возведение православного храма в Гельсингфорсе стали искать деньги.

В 1814 году, по докладу генерал-губернатора графа М.И.Сперанского, состоялось Высочайшее повеление отчислять 15% с пошлины на привозимую в Финляндию соль для построения двух церквей: сперва - лютеранской, потом - православной. На лютеранскую требовалось 900 тыс. руб., а к 1825 году поступила едва треть. На кирку, следовательно, пришлось бы собирать деньги ещё в течение целых 20 лет и, только после этого можно было бы приступить к сбору на православный храм. Стремясь ускорить получение нужной суммы, православные города обратились к генерал-губернатору графу А. А. Закревскому с письмом следующего содержания:

"Нижеподписавшиеся, сыны православной грекороссийской церкви, постоянно и временно живущие в Финляндском городе Гельсингфорсе, ощущают прискорбие, не имея здесь особо устроенного для своего вероисповеданния молитвеннаго храма; ибо хотя состоят в сем городе две церкви: одна в военной госпитали, другая в петровском пехотном полку; но первая весьма мала и удалена от города на 3 версты; другая занимает также тесные покои, не вмещающие всех на славословие Божие приходящих.

В прочем если нижеподписавшиеся ведают, что по высочайше конфирмованному для Гельсингфорса плану, назначена быть здесь грекороссийской церкве величественной архитектуры; то известно им также, что к построению ея предложено приступить не прежде, как когда исчисленная на сию потребность знатная сумма приобретена будет определенными на то легкими способами. Почему не уповая, чтоб предприятие сие вскоре могло совершиться, иначе подписавшиеся, движемые чувством христианского благочестия, изъявляют искреннейшее желание соорудить в Гельсингфорсе пристойное здание для помещения храма Божия на месте, назначенном от гельсингфорсского строительнаго Комитета и по плану, составленному архитектором онаго.

Итак, если на сие воспоследует всемилостивейшее Его Императорскаго Величества соизволение, то каждый из нижеподписавшихся предлагает на таковое богоугодное дело свое приношение, собственноручно в сей подписке им означаемое, обязываясь при том избрать из среды себя Попечителя о скорейшем устроении храма и постоянно подкреплять сие доброе предприятие.

30 апреля 1824 года".

В своей петиции они сообщили, что готовы понести расходы до 10 тыс. руб. На листе подписалось 27 человек, среди которых Егор Ушаков, Феодор Киселёв, Николай Користелев, Николай Синебрюхов и Пётр Васильев, дали обязательство пожертвовать по 1500 руб., а Иван Грачёв и Трофим Дулдин по 500 руб.

Генерал-губернатор не заставил себя долго ждать: он сейчас же принялся за дело и вскоре по его представлению состоялась определение Св. Синода о постройке в Гельсингфорсе каменной церкви во имя Святой Троицы. Одна часть нужных 40 тыс. руб. была выдана из казны, другая собрана среди православных горожан.

 

Церковь Святой Троицы - первый православный храм

 

Место для храма было выбрано удачно. Унионская улица (Унионкату) была только что проложена, окрестность не застроена. (Название "Унионская" было дано самим Императором Александром I в память Фредриксгамского мирного договора, заключённого в 1809 году.) Отведённое место было между уже существующей Мирной (Рауханкату) и только намеченной к прокладке Церковной (Кирккокату) улицами. Оно занимало по фронту на Унионскую улицу 50 м и столько же в глубину.

Проект Энгеля Св. Синод одобрил 5 августа 1824 года, и в том же году он был Высочайше утверждён. На месте постройки стояло много деревянных домишек, в которых ютилась беднота. Граф Закревский велел Строительному Комитету немедленно снести лачужки. Комитет просил об отсрочке до весны, так как обитатели лачужек остались бы без крова. Граф Закревский согласился, но это затянуло постройку на полгода.

Подряд на постройку храма принял на себя коммерции советник Егор Ушаков, который также обеспечил строительство гранитным камнем со своей каменоломни на острове Уттер (Саукко) и кирпичём со своего кирпичного завода в Сёрнэсе (Сёрнайнен). В помощники себе Ушаков взял Николая Коростелева, известного в городе многими крупными подрядами (здания Сената и Университета, лютеранского Николаевского собора). Оба они были родом из Красного села.

28 апреля 1825 года после молебствия, совершённого Свеаборгским протоиереем о. Иоанном Киприановым в сослужении с находившимися тогда в городе священниками 45-го Егерского Вильманстрандского пехотного полка о. Саввой Андруцким и о. Петром Хмельницким, генерал-губернатор Закревский положил первый камень в фундамент будущего храма на 400 человек площадью 405 кв.м. Первым церковным старостой построенного храма стал Егор Ушаков.

Торжество освящения состоялось 14 августа 1827 года. Св. Синод для освящения ново построенного храма назначил викария Санкт-Петербургской епархии, епископа Ревельского Никанора (Клементьевского), впоследствии Метрополита Санкт-Петербургского и Новгородского. Епископ прибыл в Гельсингфорс с большой свитой. Его сопровождали из Петербурга архимандрит Иасоп, иеродиакон Евангел, один белый диакон и несколько хористов. Из духовенства Финляндии прибыли: Выборгский протоиерей Феодор Логиневский, один ключарь и один диакон тамошнего собора, из Фредрикгамской Петропавловской церкви - диакон Константин Владимирович и священник 45-го Егерского Вильманстрандского полка о. Петр Хмельницкий из Ловизы.

Прибытие в Гельсингфорс епископа Никанора явилось большим событием, так как тогда Гельсингфорс впервые увидел православного епископа: епископ Никанор был первый из православных архиереев, посетивший не только Гельсингфорс, но и Новую Финляндию. Граф Закревский в собственноручном письме митрополиту Санкт-Петербургскому Серафиму (Глаголевскому) сообщал: "освящение произошло при великом стечении народа, и Преосвященнаго Никанора не только прихожане, коих он пленил своим обращением и прочуственным словом, но и лютеране всюду и уважительно сопровождали". Постройка каменного храма в Гельсингфорсе и торжества его освящения вызвали внимание и в коренной России: газета "Северная пчела" (№102 за 25 августа 1827 года) посвятила теме полстраницы.

На небольшом деревянном кресте на жертвеннике была начертана надпись: "заложен храм 28 апреля 1825 года по ходатайству Его Высокопревосходительства Финляндскаго генерал-губернатора, господина генерал-адъютанта и кавалера Арсения Андреевича Закревского, и по усердию и тщению Греко-Российского общества. Освятися храм сей во имя Святыя Живоначальныя Троицы Его Преосвященством Никанором, епископом Ревельским викарием Санкт-Петербургским, 14 августа 1827 года".

Крест был сделан из кипарисового дерева, высотою около 20 см и, как гласила на нём надпись, сделан из древа животворящего креста Господня в Иерусалиме, и являлся даром церкви адмирала и кавалера Петра Андреевича Ушакова.

Крест этот был отвезён в 1912 году в Управление окружного воинского начальника в г. Бьернеборге (Пори), где задумали устроить часовню. Крест был отправлен вместе с некоторыми другими предметами: паникадилом, лампадой, Евангелием, аналоем и иконой св. Сергия и Германа из Троицкой церкви тогдашним церковным старостой Александром Матросовым. Дальнейшая история креста неизвестна.

 

Убранство храма усердием благочестивого православного общества

 

Первоначальная обстановка храма была довольно разнообразна по своему составу и характеру: в основу положены были вещи, поступившие из церкви Давидовской крепости, упразднённой после войны 1808-1809 годов. К освящению храма из Давидовской церкви привезён был иконостас, евангелия, кресты, книги, облачения и др.

Генерал-губернатор Закревский прислал образ Христа Спасителя в богатой серебряной ризе (позднейшая судьба не известна). Престол и жертвенник, устроены были из дубового дерева в 1826 году "тщанием финляндского генерал-губернатора Закревского и усердием Гельсингфорсскаго православнаго общества". Часть утвари приобретена была на собранные для постройки храма средства, а часть, преимущественно иконы, была пожертвована отдельными лицами местного православного общества и чинами бывшего Петровского пехотного полка.

Нынешний белый иконостас в ампирном стиле, украшенный коринфскими полуколоннами и позолотой, был сделан 1832 году в Петербурге на средства Николая и Павла Синебрюховых, владельцев пивоваренного завода в Гельсингфорсе. Новый иконостас был освящён 10 декабря, старый же по указу благочинного следовало "по надлежащей разборке убрать для хранения в приличном и безопасном месте". Иконы иконостаса написаны на полотне неизвестным художником в Санкт-Петербурге.

Запрестольный крест, купленный в самом начале, заменён в 1857 новым, приобретённым на средства купца И. Стребулаева. Граф Владимир Алексеевич Мусин-Пушкин, сосланный в Финляндию за участие в восстании декабристов и женившийся здесь на Эмилии Шернваль, сестре фрейлины Авроры Карамзиной, известной в Финляндии своей благотворительностью, подарил в 1830 году церкви два посеребрённых бронзовых паникадила с двенадцатью свечами каждое в память бракосочетания.

Из старинных икон в церкви заслуживает внимания образ прп. Давида Солунского на правой стене храма. Это икона из одноимённой церкви Давидовской крепости, лежавшей на границе русской Старой Финляндии. (Св. Давид был покровителем крепости, так как Императрица Екатерина II дала повеление о постройке укрепления 12 декабря в день Св. Давида, почему и крепость стали называть Давидовской.)

Выдержка из описи Свято-Троицкой церкви: "Икона Св. Преподобного Давида в сплошном серебряном 84 п. окладе с позолоченным венчиком - размер иконы: продольной величины - без киота, 78 сантиметров и ширины 60 сантиметров, сия икона сооружена в 1789 году - Семёновскаго полка Давидовской крепости в Финляндии Священно Иереем Григорием." Икона написана во время русско-шведской войны, о чём свидетельствует сохранившаяся надпись.

В храме стоят четыре богатых киота с образами Божией Матери "Всех скорбящих Радость", Смоленской Божией Матери, Тихвинской Божией Матери и Сретения Господня. Все четыре иконы в тяжёлых серебряных ризах и стоячих киотах из красного дерева с позолоченными украшениями.

 

Икона Божией Матери "Всех скорбящих Радость" (с грошиками) в киоте, представляющем спинку левого клироса, сооружена трудами церковного старосты Воробьёва в память спасения Царской семьи от гибели 17 октября 1888 года при крушении поезда в Борках. Об этом повествует металлическая дощечка, прикреплённая к киоту: "Святая икона сия сооружена в благовейную память чуднаго спасения в Бозе почившаго царя Императора Александра III-го и всего августейшаго семейства от смертной опасности 17 октября 1888 года общим усердием Гельсингфорсскаго Православного прихода и трудами старосты сей церкви П. Ф. Воробьёва." Год приобретения иконы неизвестен, но, поскольку она приобретена в память "о спасении в Бозе почившаго царя Императора Александра III-го", а Александр III скончался в 1894 году, то приобретение состоялось после 1894 года.

Смоленская икона Божией Матери в серебряной ризе в киоте, подобном описанному выше, закрывает правый клирос.

В описи Свято-Троицкой церкви 1925 года о Смоленской иконе сказано: "Икона местная с правой стороны клироса, Смоленская Бож. Мат. - вся икона в серебр. 84 пр. окладе, с позолоченными венчиками, при ней брошь с жемчугом и мелкими бриллиантами и над Главой Богоматери малые бриллианты. Размер иконы без киота, продольной величины 1 метр 45 сант.метр. и ширины 1 метр 6 сант.метр. Означенная икона находится в большом стоячем деревянном киоте, разукрашенном позолочёнными украшениями. Сооружена сия икона 1859 года.

"На иконе серебряный медальон с текстом: "В память бомбардирования 28-го июля 1855-го года в крепости Свеаборга и избавления в сей день города Гельсингфорса; воздвигнута же сия икона 1859-го года в Царствование Государя Императора Александра II-го." Серебряная риза, весом 15 ф. (ок. 6 кг.) работы серебряных дел мастера в Петербурге Н. А. Груздева. Средства пожертвовала "Пот. Поч. Граждан. Праск. Мих. Крюкова".

На ризе иконы кроме упомянутого текста ещё пять других. Воспроизводятся ниже с соблюдением старого правописания:
1.    "В память в Бозе почившаго Государя Императора Александра Николаевича".
2.    "Сия чудотворная икона Пресвятыя Богородицы Смоленския Одигитрия при оставлении города Смоленска Российскими войсками 1812 года, Августа 6 дня, вынесена была третьею пехотной дивизиею Генерала Лейтенанта Коновницына и во все время обладания неприятельскаго сохранялася в рядах оной дивизии и по изгнании неприятеля из города Смоленска Ноября 5 дня в неизреченности радости онаго внесена того ж месяца 10 дня Лейб Гвардии Драгунскаго полка Поручиком Александром Шемкиаем."
3.    "Не имамы иныя надежды, разве Тебе Владычице, Ты нам помози, на Тебе надеемся, и Тобою хвалимся: Твои бо есмы, раби да непостыдимся."
4.    "О, всепетая Мати родшая всех Святых святейшее слово нынешнее приемше приютение от всякия напасти всех будущия изми муки Тебе вопиющих Тя. Алилуия. Алилуия. Алилуия."
5.    "Молитва ко Пресвятой Богородице. К кому возопию, Владычице, к кому прибегну в горести моей аще не к Тебе Владычице Госпоже Царице Небесной, кто плач наш и воздыхание наше приимлет, аще не Ты, О пренепорочная надежда христианам и прибежище нам грешным, кто паче в милости, приклони пречистая Владычице ушеса Твоя к молению нашему. Мати Бога нашего, не презри требующих Твоей помощи, услыши стонания сердца нашего и вопль наш внуши. О Госпоже Богородице, Царице, подаждь нам радость душевную, подкрепи ны нетерпеливых к Твоему хвалению, вразуми и научи как Тебе молиться, и не отступи от нас, Мати Бога нашаго, за роптание и нетерпение наше, но буди нам покровительница и заступница в жизни нашей, приведи ны к тихому пристанищу блаженнаго онаго покоя и сопричти лику избраннаго Твоего стада, и тамо удостой ны с ними воспети Тя во веки. Аминь".

 

Продолжение следует.

 

Материалы подготовила Людмила Хухтиниеми.

 

 

Copyright www.tsaarinikolai.com