ЖИЗНЬ ЗА ЦАРЯ

 

24 ДЕКАБРЯ ПАМЯТЬ КОНЧИНЫ УРАЛЬСКОЙ НОВОМУЧЕНИЦЫ ИНОКИНИ АНТОНИИ

 

У Андрея Бурлиенко есть стихотворение, посвященное невинно убиенной инокине Антонии:

 

В храме треск свечей, звучит Псалтырь.

Мучеников Царственных Семья

Образом почтила монастырь, cледуя в далекия края.

После пышной встречи ночь без сна

(Лишь молитва радость сохранит).

Инокиня хрупкая одна в храме песнь Давидову твердит.

 

altЗверски умученная инокиня Антония (Середкина) подвизалась в Боровском женском монастыре Похвалы Пресвятой Богородицы Курганской области. История этой удивительной обители берет свое начало от строительства в девятнадцатом столетии небольшого храма в память перенесения мощей святителя Николая. В наше время этот монастырь известен не только православным верующим Урала, отовсюду паломники едут сюда испросить молитвенную помощь священномученика Аркадия Гаряева, прославленного в числе новомучеников и исповедников Российских в 2002 году, и новомученицы дней сегодняшних инокини Антонии.

 

В Боровской обители есть благодатный Богородичный садик, о котором на сайте монастыря читаем следующее: Его обустройство началось одновременно с созданием монастыря. Вручную были засыпаны болотца, очищена от мусора и сорняков земля. Особенностью садика является то, что цветы и деревья для посадки в нем свозились со всех концов Урала, чтобы вся уральская земля совершила здесь свое безмолвное приношение Царице Небесной. В самом центре Богородичного садика красуется деревянный храм-часовня. Выстроенный в древнерусском стиле, он образно связывает прошлое и настоящее Святой Руси. Необычен его иконостас: он сплетен из лозы. В садике ежедневно совершается Богородичное правило, которое насельницы обители творят, проходя, как по дивеевской Канавке, по особой тропинке, окружающей Богородичный садик.

 

Много духовных нитей связалось здесь воедино: древнерусская часовня во времени, уральские цветы и деревья в пространстве, Канавка и Богородичное правило в духовном Небе соединяют нас со Святою Русью, поэтому именно в Богородичном садике находят свое упокоение те матушки - насельницы монастыря, чей земной путь уже окончен. А первой из них стала мученица за веру Христову инокиня Антония.

 

Ikoni21.png

 

Статус монастыря обитель получила в 2000 году. В главном храме - два придела: в честь Похвалы Пресвятой Богородицы и в честь святой Царской Семьи. Сестры оборудовали иконописную и швейную мастерские, есть гостиница для паломников, скотный и конный дворы... Паломники, приезжающие в Екатеринбург на Царские дни, стараются по возможности посетить и Боровскую обитель, где глубоко почитают Царскую Семью. А путь туда прост: от Екатеринбурга на электричке до станции Катайск, а далее около пяти километров лесом - пешком или на попутной машине. В Боровской монашеской общине сестры молитвенно отмечают дни рождения и дни ангела Царственных Мучеников, другие царские даты.

 

В приделе Царской Семьи размещены семь ростовых икон Царственных страдальцев, а также икона преподобномученицы Елизаветы Феодоровны. Почитаема здесь еще одна редкая для храмов икона - Жертва усердная, на которой изображен Креститель Божий Иоанн с главой Государя-мученика на блюде.

 

Известную мироточивую икону Государя привозили в обитель дважды, здесь постоянно читается канон и акафист Государю Николаю Александровичу. На диаконских вратах придела в честь Царской Семьи мироточила икона святого Царевича Алексия.

 

В этой благословенной обители и подвизалась инокиня Антония. Ее убили сразу же после того, как из монастыря была увезена икона Государя-мученика, посетившая Урал в декабре 1999 года. Убили ночью, в храме, во время чтения канона Царю, на 6-й песне. На его страницах остались капли крови мученицы Антонии.

 

Незадолго до этого матушка Антония написала: Хочу рассказать о случившемся в вечер 12 декабря 1999 года, когда все готовились к Великой встрече с иконой Царя-мученика Николая. В этот день я не понимала реальности всего происходящего, но, как и все, готовилась к встрече. В последние минуты пред встречей я сильно разрыдалась с покаянным чувством и ушла в пустынное (безлюдное) место.

 

altИ вдруг мой взгляд остановился на небе, на котором я увидела удивительно-пречудный месяц. Он был очень огромный, будто чаша, залитая кровью, чему я удивилась. Красный месяц очень быстро двигался (такого движения я еще не встречала). И перед самым его уходом за лес (то есть заходом за горизонт) эта чаша перевернулась. Создалось впечатление, будто на землю перевернулось что-то могучее (то, чего ждали долго и терпеливо), постепенно вылилось на нас до последней капли.

 

В этот момент я полностью осознала грех народа за убиение Царской Семьи. Мое сердце так переполнялось чувствами, что в те считанные минуты я начала глубоко осознавать бытие человечества, я чувствовала, что Сила с нами пребывает. От распаления сердца подбежала к ждущим Великой встречи и сказала им: Чувствуйте, не зло победит зло, а только любовь. И только это звучало в голове. После чего состоялась встреча, мне показалось, да и не только мне одной, что сам живой батюшка, наш Царь Николай приехал, который до сих пор печется о нашей стране.

 

Любовь к Царю матушка Антония пронесла в своем сердце до самой последней минуты, ни на мгновение не сомневаясь в великой святости Царственных Мучеников. Часто она обращалась в молитвах за помощью к Царю-мученику, и он ей помогал. Матушка Антония рассказывала, как не успевала сшить в срок облачение для пострига. От всей души помолилась Царю Николаю - и до утра все успела. Матушка Антония на протяжении последнего года жизни ежедневно читала канон или акафист Царю-мученику. Она хотела пострадать за Царя, и Господь внял ее сокровенному чаянию и принял чистую душу, благоугодившую Ему.

 

Убийца матушки прятался в подвале под храмом, в сатанинской злобе он нанес инокине около тридцати ударов слесарным молотком. Убийство совершил 19-летний рабочий скита, расположенного в шести километрах от обители. Когда весь монастырь в молитвенной радости готовился встречать икону Государя, будущий убийца категорически отказался от участия в духовном торжестве. На следующий день он сам пришел в милицию, признавшись, что в последнее время был неотступно истязаем помыслом: Иди убей! Иди убей!. После мученической кончины матушки, когда духовник обители отец Александр Никулин с насельницами шли в скит вся дорога до скита была в крови: повсюду лежали комки окровавленного снега, которым убийца пытался вытереть руки.

 

Одна из сестер обители хранит камушек со следами крови матушки Антонии, временами он благоухает. Полунощница в Боровской обители совершается с трех до четырех часов ночи - время убиения матушки Антонии, в память о ее мученической кончине.

 

В Воспоминаниях о матушке Антонии (сайт Деловой Первоуральск) читаем: Когда я зашел в швейную мастерскую, где первоначально положили гроб матушки, то первое, что меня поразило, - лицо ее сияло, было невыразимо прекрасным (на это обратили внимание все, включая приехавшую ее маму). За три дня до мученической кончины знамение: луна наливалась кровью и переворачивалась. Видели многие. Сама матушка. Связывали это с пролитием крови Царственных Мучеников или даже с началом гонений на веру. Видели не только в Боровой, но даже за четыреста километров, в поселке Арти Екатеринбургской епархии, где живут наши паломники. Затем ужас после убийства, леденящий ужас. Никто в келиях не мог спать один, спали на полу все вместе, не раздеваясь. Успокаивались только у гроба матушки.

 

Только к моменту отпевания началось ослабление напряжения, все более ощущалось торжество.

 

В те дни мы ощутили, подобно апостолам, страх и смятение, как они от Гефсиманской ночи до Воскресения. Отпевание было замечательным - собрались все питомцы Боровой - восемь священников и многие наши паломники. Отпевание, это восхождение богоугодной души, вдохнуло и в нас живительные силы отверзшегося Неба. Близость матушки все эти дни и духовное родство постепенно, казалось, перерастали в тонкое устроение души, близости к Богу.

 

Когда один наш человек на Кавказе пришел в пустынь в горах к старцу и сказал: Отче, у отца Александра большая скорбь в обители..., пустынник перебил его: А у меня большая радость! Какую заступницу сподобились иметь на небесах!

 

После кончины я побывал в ее келии, точнее, узком летнем дощатом чуланчике богадельни, требовавшей ремонта, куда она была переведена жить из без того маленькой келейки первого корпуса. Да что говорить, мой брат-хозяйственник, осматривая как-то этот наш первый корпус-барак, перевезенный из соседнего района и приспособленный под обитель, сказал мне: Я это помещение готовил под метлы и лопаты, а вы там человека поместили. В богадельне же жить оказалось невозможно, и она жила в летнем чулане без окон. Как бы ей не было места на земле! И как это никому (во всяком случае, мне) не пришло в голову? Настолько все привыкли скорее полагаться на нее.

 

Обстановка этой келейки в богадельне была такой: топчан, над ним несколько иконок и узкий проход. Под тряпочкой у кровати лежал небольшой камень. Она молилась на нем. У нас в обители, как у многих, почитание великого угодника Божия преподобного Серафима. Камушек - в подражание ему. Когда же она молилась? Конечно, только ночью. Днем она не переставая обшивала всю обитель - женский монастырь и мужской скит.

 

Матушка Антония была молитвенницей и постницей, с терпением и доверием к Богу претерпевала все испытания. Одно время ей очень хотелось уехать в Дивеево, душу терзали сомнения: ее ли это место, ее ли путь спасения. И вот однажды ночью, во время чтения Псалтыри, она услышала в глубине сердца утешающий ее голос Пресвятой Богородицы: Там трудно, сможешь ли ты выдержать? А Я тебя для этой обители готовила....

 

Духовник Боровской обители отец Александр Никулин пишет: Когда просят рассказать о матушке Антонии, я часто теряюсь. Потому что жизнь подвига веры неизреченна, а серая жизнь, будничная по своим обязанностям, до поры до времени скрывает от нас это пламя любви, вырывающееся изредка наружу, и незрима для не прикоснувшихся к благодатной любви. И, даже будучи духовником и соприкасаясь с матушкой каждодневно, при том что всегда отмечал наличие Божией искры в ней, истинного дара ее любви и благодати я не сумел распознать, а стало быть, и ее духовных борений, и озарений Святаго Духа, и иных проявлений священного чувства веры и любви к Богу. Жизненная жатва таких душ роднится с краткими житиями древних святых.

 

Она так часто бывает с нами в наших службах и песнопениях. Три часа ночи - это время ее молитвы, ее подвига, ее близости к нам. Ее непроизвольной любви. Предстательствуй о нас у Престола Божия, мати наша Антония, сподобльшаяся Ангельского чина на Небеси....

 

Материал подготовила

Алла Зуева