ИЛЬЯ РЕПИН И ФИНЛЯНДИЯ

 

Сто лет назад русский художник Илья Репин поселился в финском местечке Куоккала, находящемся на берегу Финского залива, в 45 километрах от Петербурга (Финляндия тогда входила в состав Российской Империи на правах автономии).

В 1899 году художник приобрел здесь около двух гектаров земли, построил дом и разбил парк, превратив этот участок Карельского перешейка в живописный и уютный уголок. Свою усадьбу, любовно созданную по собственному замыслу, он назвал Пенаты по имени почитавшихся в древнеримской религии богов-хранителей домашнего очага. Усадьба принимала нынешний, известный всему миру, облик постепенно. Дав волю своей фантазии, Репин тщательно продумыва облик и структуру каждого элемента. В итоге получилось оригинальное сооружение, в мельчайших деталях и в комплексе отражающее творческую индивидуальность автора. Здесь Репин трудился и отдыхал, с удовольствием принимал многочисленных посетителей.

Гостями Пенатов, участниками дружеских бесед, музыкальных вечеров и оживленных застолий были М. Горький, Ф. И. Шаляпин, С. А. Есенин, К. И. Чуковский и многие другие. Можно сказать без преувеличения: первые полтора десятка лет своего существования Пенаты были одним из центров интеллектуальной жизни России. Распорядок и стиль жизни в Пенатах во многом определяла вторая жена Ильи Ефимовича, писательница Наталья Борисовна Нордман, печатавшаяся под псевдонимом Северова. Считалось, что это под ее влиянием Репин и сам стал убежденным вегетарианцем, и начал призывать к этому всех своих друзей и знакомых.

Немало шуток по поводу капустного и морковного рациона Пенатов не только гуляло среди знакомых художника, но даже попадало в прессу. Всем посетителям также известно было настойчивое требование хозяев Пенатов привыкать-приучаться к самообслуживанию. Здесь не принято было подавать пальто, ухаживать за гостями за столом и т. п. Сам хозяин всерьез сердился, когда ему пытался уступить место или дорогу гость, хотя бы и годившийся ему в сыновья или внуки.

С началом Первой мировой войны существенно сократились возможности встреч с друзьями и коллегами. Когда же в 1918 году Финляндия обрела независимость, и граница прошла по реке Сестре, общение практически сошло на нет. Репин остался на финской территории. Виделся с прежними знакомыми чрезвычайно редко. Событиями были приезды в Куоккала Корнея Чуковского в 1925 году, И. П. Павлова и группы художников в 1926 году. Гости сообщали Репину о больших юбилейных выставках его работ в 1924-25 годах на Родине в Ленинграде и Москве. Эти рассказы очень радовали мастера. Но все более тяготила его оторванность от прежнего повседневного живого общения.

Подступавшая старость мешала работе, без которой Репин не мыслил своей жизни. Когда стала отказывать правая рука, он приноровился работать левой. Не поднимали настроения и думы о судьбах детей. Их было четверо: Вера (1872-1948), Надежда (1874-1931), Юрий (1877-1954) и Татьяна (1880-1957). Отцовского таланта, целеустремленности, трудолюбия они, к сожалению, не унаследовали и долго не чувствовали себя ответственными за свою судьбу, все рассчитывая на нескончаемую родительскую поддержку. (Впоследствии все они были похоронены на православном кладбище в Хельсинки). К Финляндии, на территории которой он жил теперь уже совсем безвыездно, Репин относился дружески, уважал ее культурные традиции, стремился не быть здесь посторонним.

В 1919 году русских художник сделал щедрый подарок национальному музею Атенеум в Хельсинки 27 картин из своей коллекции, среди которых были и полотна, принадлежащие его кисти (в том числе автопортрет с Нордман, написанный в 1903 году), и произведения таких художников, как Шишкин, Дубовской, Поленов и др.

Известный финский художник Юхо Риссанен был учеником Репина в Петербургской Академии художеств. Репину была близка реалистическая манера работы популярного в Финляндии художника Акселя Галлен-Каллела, его интерес к трудовой жизни финнов, к фольклору.

В 1920 году в Хельсинки Репин пишет портрет этого художника, а через год приступает к созданию коллективного портрета Финские знаменитости, на котором изобразил музыкантов, архитекторов, художников, в их числе: архитектор Элиель Сааринен, живописец Аксель Галлен-Каллела, композитор Ян Сибелиус, поэт Эйно Лейно. Работать Репину приходилось в значительной мере по фотографиям. Оконченную картину Репин также подарил музею Атениум.

В ноябре 1922 года в Хельсинки была организована выставка работ Репина, на которой экспонировались портреты и картины на евангельские сюжеты. В Финляндии Репин пользовался заслуженным почетом, всеобщим уважением. Финны, соседи по Куоккала, говорили, что не только они, но и вся Финляндия почитает его как одного из лучших, благородных людей, знакомство с которым большая честь. Особенно восхищал присущий ему демократизм, нередко даже смущавший тех, кто в повседневном общении невольно обнаруживал, что имеет дело с великим человеком. Этого Репин не терпел категорически.

До последних дней жизни художника его любимым домом, единственным пристанищем, помнящим столько счастливых, дружеских встреч, оставались Пенаты. Он заботился о проведении водопровода: а то умру, и дом останется не в порядке. И все было в порядке при его жизни. К счастью, он не увидел трагической судьбы своего детища в последующие годы. Репин скончался в 1930 году и был похоронен в парке Пенатов. В 1939 году сюда пришла война. Но усадьба уцелела, хотя часть имущества, документов, работ художника была утрачена. Карельский перешеек стал принадлежать советской России, поселок Куоккала получил новое название в честь его знаменитого обитателя Репина. Академия художеств приступила к созданию в Пенатах общедоступного музея. Однако новая военная гроза Вторая мировая война принесла Пенатам настоящую беду.

К лету 1944 года от знаменитой усадьбы остались лишь дымящиеся после пожара развалины. Началась кропотливая, трудоемкая работа по возрождению уникального памятника. Многие ценные предметы, точно соответствовавшие духу репинских Пенатов, были отданы музею добровольными дарителями. Один из таких подарков особенно ценен и примечателен. В прихожей дома стоит старинный деревянный сундук, в каких прежде хранили домашнюю утварь, одежду и т. п. Когда-то Репин подарил его служанке Минне Лаутанен, выходившей замуж. Через много лет муж Минны, Матти Ханола, узнав, что ведется восстановление усадьбы, сгоревшей в период Второй мировой войны, и необходимы подлинные предметы, когда-то находившиеся здесь, передал уникальный сундук музею. 

А. П. КУПАЙГОРОДСКАЯ,

доктор исторических наук.

 

В 1920 году финские художники выбрали Репина почётным членом Общества художников Финляндии. По этому случаю в ресторане отеля Кают-компания в Хельсинки состоялся торжественный ужин, а затем художники принялись рисовать большую картину Знаменитости Финляндии, которая была закончена много лет спустя. В настоящее время картина выставлена в кафе Атенеума.

Сын Репина Юрий также стал художником. Род Репина сейчас представляют живущие в Ярвенпяя потомки его брата. Племянник художника Илья Репин изготовил два иконостаса из дерева: для молельни в Ярвенпяя в 1948 и через 10 лет для новой православной церкви на кладбище в Хельсинки.

potretti.pngВ 1930-е годы начинается настоящий культ Репина на родине, когда его работы стали образцами периода социалистического реализма в СССР. Имя Репина встало в одном ряду с именами Толстого, Мусоргского и Римского-Корсакова. Репин сам написал работы на темы революции, такие как: Расстрел демонстрантов, Красные похороны и У царской виселицы, которые он подарил музею революции по случаю визита делегации советских художников летом 1926 года. Среди этих картин есть портрет Керенского.

Политические взгляды

Репин отрицательно относился к Николаю Второму, называл его гнусным варваром, высокодержимордием, мечтал что эта мерзость рухнет. Однако, после революции, в 1918 году, он пишет картину Быдло империализма, своеобразное продолжение темы бурлаков, где они выглядят грязными, тупыми и уродливыми. Сам Репин об этой картине говорил: Быдло глубоко развращенное существо: постоянно соприкасаясь с полицией, он усваивает её способности хищничать по-волчьи, подхалимствовать, но быстро приходить к расправе над своими господами, если они ослабевают.

Попытки Советского правительства вернуть Репина в СССР не удались, уговоры друзей не возымели действия; в частных письмах он утверждал, что пока у власти большевики, не желает иметь с Россией ничего общего. Как иллюстрация этому, в недавнее время появилась ранее нигде не фигурировавшая картина, приписываемая Репину под условным названием Большевики.

В последние годы жизни Репин создал ряд картин на религиозные темы.

Резко отрицательно относился к реформе русской орфографии 19171918 гг.. Хотя реформу эту подготовили задолго до революции, и постановление комиссии вышло ещё в мае 1917, придуманная Временным правительством орфографическая реформа стала прочно ассоциироваться со свергнувшими его большевиками. Антиреформенная позиция Репина в вопросе орфографии сформировалась, однако, не на политической, а на сугубо личностной основе. Замена ять на е в его фамилии создавала предпосылки возможности прочтения Репин как Рёпин и это его буквально бесило. И когда в Пенаты после 1918 года стали приходить письма, адресованные Рёпину, художник с негодованием возвращал их финляндским почтальонам, указывая на конверт: никакого Рёпина здесь не живёт!.

Материал из Википедии.

Более подробно о художнике Ильи Репине, его произведениях, можно почитать и посмотреть: http://ilya-repin.ru/

Фотографии усадьбы: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B5%D0%BD%D0%B0%D1%82%D1%8B_%28%D1%83%D1%81%D0%B0%D0%B4%D1%8C%D0%B1%D0%B0%29