СООБЩЕНИЕ ЛИЧНОГО СЕКРЕТАРИАТА ЕГО ВЫСОЧЕСТВА КНЯЗЯ ДМИТРИЯ РОМАНОВА

     Минувшим летом после поездки в Санкт-Петербург я обратил внимание прессы на то, что окружение моей родственницы, княгини Марии Владимировны, титулует ее "Великая княгиня" и "Глава Императорского Дома".
Оба титула вводят в заблуждение, поскольку последней Великой княгиней Императорской семьи была Ольга Александровна, сестра Царя-страстотерпца Николая II, скончавшаяся в Канаде в 1960 году. Главой Императорской семьи является мой старший брат Николай Романович, имеющий не только право на это, но и признанный в этом качестве всеми членами Императорской семьи.
    В последние дни, как мне стало известно, упомянутое окружение, аттестующее себя представителями и советниками, титулует мою родственницу "Ее Императорское Высочество Государыня Великая Княгиня и де-юре Государыня Императрица и Самодержица Всероссийская". Этим бесконечным нагромождением титулов, помпезных и устаревших форм, раболепным почитанием чинов и устоев безвозвратно ушедшей эпохи можно лишь выставить себя на посмешище всей России.
    Как Романов, я твердо верю, что все члены нашей семьи должны ограничивать свои устремления тем, чтобы служить достойной исторической связью с прошлым, от которого не может отрекаться ни одна великая страна.

 Князь Димитрий Романович Романов.

26 мая 2010 года.

 

Некоторые уточнения относительно порядка о престолонаследия в России во избежание очередной дезинформации

     Со дня  исчезновения Российской Империи как государства, никакая законная династическая власть, обладающая законными полномочиями, не изменяла Акта апреля 1797 г., учрежденного Императором Павлом I для определения порядка престолонаследия. Содержащиеся в Акте основные правила остаются в силе вплоть до возможного их изменения лишь в рамках воссозданного монархического государства.

     Менять  эти правила можно только при наличии двух нераздельных условий: права, либо наследственные либо предоставленные всенародным выбором, и наличие полноправного государства с действующим монархическим строем

     Статья 146 Основных законов Империи определяет, что имеют право на великокняжеский титул лишь братья, сыновья, племянники и внуки российских Императоров.

     Это ни в коем случае не соответствует с  семейным положением княгини Марии Владимировны, которой присвоили данное звание без малейшей династической основы. Лица, величающие ее этим званием, либо ошибаются из-за незнания Основных законов либо готовы идти по пути фантазии.

     Тот же Акт апреля 1797 г. предусматривает, что престол переходит в женскую линию лишь только тогда, когда больше не существует потомков по мужской линии. В настоящее время таких Романовых существует немало (1).
     Помимо этого, сам Акт устанавливает, что если потомков по мужской линии не окажется, то преемственность переходит к потомкам по женской линии последнего царствовавшего Императора. В нашем случае это могли бы быть потомки Великой княгини Ксении Александровны, сестры Императора Николая, дочери Александра III. Но ни в коем случае княгиня Мария Владимировна.  

     В конечном итоге, сын Марии Владимировны   князь Георгий Прусский, сын принца Франца Прусского, не является по закону Романовым (2). Том может свидетельствовать не совсем уместное ходатайство Марии Владимировны переменить ему фамилию Прусского на Романова, которое было отклонено властями Французской Республики (!), о чем существуют неоспоримые документы. 

* * * * * * * * 

(1) Аргументы,  выставляемые в пользу Марии  Владимировной, относительно неравных браков ее родственников, не могут положительно восприниматься. По истине, семья ее покойной матери - княгини Леониды Багратион-Мухранской, считалась в Российской Империи обыкновенным княжеским родом. Эта семья никогда не имела при российском Дворе статуса царствующего дома. Лишь старшая ветвь Багратионов, к которой княгиня Мария Владимировна отношения не имеет, князья Грузинские, рассматривалась как потомки грузинских царей до присоединения Грузии к Российской Империи. 

(2) Аргумент  о том, что сами Романовы  происходят от рода Гольштейн-Готторпов здесь ни к чему не приводит, т.к. Император Павел I подписал Акт 1797 г. именно во избежание в будущем тех колебаний среди преемников Петра Великого, которые имели место вплоть до его восхождения на престол и Акт этот остается в силе по сей день.

 

Москва, июнь 2010 года.