СЕГОДНЯ - В ТБИЛИСИ! ЗАВТРА - В МОСКВЕ!!!

 

Сергей ФОМИН

 

26 января (8 февраля н. ст.) в недавно возведенном величественном кафедральном Свято-Троицком соборе в Тбилиси произошло событие, имеющее огромное значение не только для Грузии. Оно, несомненно, окажет большое влияние на судьбы нашего Отечества. Более того: оно наверняка будет иметь всемирно-исторический отклик. Речь идет о венчании Царственной Пары - Князя Давида Багратион-Мухранского и Княжны Анны Багратион.

 

Всегда и во всем есть некоторое сцепление обстоятельств, - наставлял преподобный Варсонофий Оптинский, - но цель этого сцепления нам неизвестна... Замечайте события вашей жизни. Во всем есть глубокий смысл. Сейчас они вам непонятны, а впоследствии многое откроется... Вся наша жизнь чудно располагается по некоему таинственному плану, которого мы не замечаем и не понимаем. Я даже думаю, что мы оттого так нерадиво живем и грешно, что не понимаем внутреннего смысла событий в нашей жизни [...] Случайного ничего нет в нашей жизни. Даже то, что кажется нам пустяками, имеет свой смысл...

Сказанное имеет прямое отношение и к описываемому нами событию. В этот день православные, как известно, вспоминают память благоверного Царя Иверии и Абхазии XII в. Давида Строителя. Это же имя носит и жених - Князь Багратион-Мухранский. Иконой этого Святого Царя благословил Новобрачных архимандрит Илия, наместник Патриаршей Троицкой Лавры.

Но в этот день, совпавший с воскресеньем, праздновался и Собор новомучеников и исповедников Российских, возглавляют который, как известно, святые Царственные мученики.

То был воистину Царский день!

Но было и еще нечто... Венчание произошло ровно через полгода после начала российско-грузинского военного конфликта. А еще в этот воскресный день (неделя о мытаре и фарисее) было явственно дыхание приближающегося Великого Поста - поры размышлений о человеческом несовершенстве, времени особого покаяния и молитвы.

У самого события этого была также своя не такая уж короткая предыстория.

24 сентября (7 октября н. ст.) 2007 г. в том же Свято-Троицком кафедральном соборе в Тбилиси после воскресной Литургии Грузинский Патриарх Илия II с амвона заявил о благотворности для народа возвращения к монархическому образу правления. Святейший говорил о будущем Царе, воспитанном в лоне Церкви, понимающем Свой народ.

Это, разумеется, не политика, во вмешательстве в которую попытались было обвинить Святейшего некоторые политики и журналисты прозападного либерального пошиба. Это возвращение к себе домой. Это попытка объединения разъятого как раз именно политиками народа.

Ведь партия - независимо от провозглашаемых деклараций, - по смыслу самого этого слова, часть, противопоставляющая себя всем остальным. И потому это не путь к единению, а дорога, ведущая лишь к разделению, ссорам и конфликтам. А, значит, к ослаблению. Ведь издревле известно: в единении сила. А если в единении с Богом, то кто может одолеть такой союз?

Но нельзя вдруг и сразу решить этот вопрос. Даже если очень хочется, нельзя вчера быть коммунистом, сегодня либералом, а завтра стать монархистом. Нужно вытравить из себя тяжкий мрак прошлого, избавиться от нынешнего помрачения и, только очистив себя, можно с благоговением принять этот тяжкий Крест Господень.

Это есть великая иллюзия, - предупреждал в свое время русский философ И. А. Ильин, - что легче всего возвести на Престол законного Государя. Ибо законного Государя надо заслужить сердцем, волею и делами.

Мы не смеем забывать исторических уроков: народ, не заслуживший законного Государя, не сумеет иметь Его, не сумеет служить Ему верою и правдою и предаст Его в критическую минуту.

Монархия не самый легкий и общедоступный вид государственности, а самый трудный, ибо душевно самый глубокий строй, духовно требующий от народа монархического правосознания.

Республика есть правовой механизм, а монархия есть правовой организм... Отдавать же законного Государя на растерзание антимонархически настроенной черни было бы сущим злодеянием....

Авторитет в Грузии Патриарха среди народа чрезвычайно велик. Он совершенно определенно превосходит таковой официальных государственных лиц. К тому же авторитет этот многократно увеличивается единством всего Св. Синода Грузинской Православной Церкви. Все архиереи в вопросе восстановления в стране Царской власти оказались едины с Предстоятелем Церкви.

Влияние же, в свою очередь, архиереев на свою паству в Грузии особое. Оно опирается на давнюю традицию. Для того, чтобы понять, о чем речь, приведем небольшую цитату из вышедшей еще до революции книги, свидетельствующую об особой близости к народу грузинских владык:

Церковные порядки в Грузинской Церкви никогда не сходились с русскими, ибо в Грузии епархии были невелики; архиереи... были всегда доступны народу, от того грузины и сохранили Православие, несмотря на то, что им не раз приходилось подпадать под магометанское иго.

Эта особая близость, доступность и простота общения владык с простыми верующими, потрясающая в особенности приезжающих из России, остается в неизменности и до сих пор.

Но Патриарх и архиереи, обладая реальной возможностью влияния на большинство грузинского народа, в этом конкретном вопросе не спешат. Они понимают: ситуация должна вызреть. Будет иметь крепость то, что случится во благовремении, что благословит Бог.

Готов к несению Креста, заметим, должен быть не только народ, но и монарх. Он должен напитаться духом той земли, того народа, которыми будет править. И главное: Он должен возрасти в Православной Церкви. Об этом как раз и сказал Святейший Илия II с церковного амвона. И потому это, конечно, не задача сегодняшнего дня.

Помните, как замечательно красиво сказал в свое время, правда, не о Царе, а о Патриархе, Друг Царей Г. Е. Распутин:

Нужно, чтобы Духом прониклись все и сами указали на человека: вот Патриарх. ... Чтобы Патриарх своим духом покрывал весь народ и чтобы в него и православные, и иноверцы поверили, - для этого нужно родиться и тихо, незаметно вырасти.

Вызревать будет Царь, пестуемый Патриархом. Одновременно духовно будет расти и народ. Соработники Богу.

Однако Святейший не только благословляет, что делать, не только определяет направление этого делания (что уже само по себе, разумеется, имеет огромное значение). Он сам трудится. Он сам созидает. Князь Давид Мухранский - иподиакон Патриарха.

Это только начало, - сказал в беседе один из архиереев. - Именно Патриарху предстоит представить Княжескую Чету народу. Сблизить их. Если Бог даст им сына, то это будет уже природный Царь. С младых лет Он будет возрастать в лоне Церкви и, когда придет время, сможет крепко взять бразды правления в Свои руки.

Перед силой, исходящей от такой иерархии, трепещут служители князя мира сего. Этого духовного могущества они больше всего и боятся.

Этот страх и в Грузии, и в России, и во всем мире очевиден. Русские и зарубежные политики и представители средств массовой информации полностью замолчали это событие (как, впрочем, и слово Патриарха, о котором мы писали).

В Грузии, где проигнорировать высказывания Святейшего невозможно, а покуситься на авторитет Патриарха и вовсе немыслимо, не потеряв при этом своего лица, эти господа взяли на вооружение ложь. Создав видимость свободного обсуждения этого вопроса, в действительности они попытались извратить смысл сказанного. Говорят о мнимом вмешательстве Церкви в политику, о мифическом возвращении к феодализму, известному, правда, лишь по описаниям в советских учебниках.

Было, вероятно, давление и на более высоком уровне. Об этом можно судить по совершенно неожиданному (за два дня до венчания) отъезду Патриарха Илии II в Германию для медицинского обследования.

Узнав об этом, впору было заволноваться: что же будет в воскресенье?.. К счастью, опасения оказались напрасными.

Чин венчания возглавляли митрополит Ахалцихский Феодор и митрополит Зугдидский Герасим.

Жениху и Невесте чуть больше тридцати. Князь Давид родился и вырос в Испании. На Родину он приехал вместе с отцом, нашедшим уже вечный покой в усыпальнице Грузинских Царей - Светицховели, древнем храме Двенадцати Апостолов в первой столице Грузии Мцхете.

Отец и дед Княгини Анны (а именно Она является носительницей Царской Крови) не покидали Грузии. Об этом знал грузинский народ и заботился, по мере сил, о земных потребностях членов Царского Рода.

Жениха и Невесту окружают родственники, грузинские князья. Рядом гости - представители зарубежных Царствующих и владетельных Домов. В центре храма - лес знамен: государственные, патриаршии, с родовым гербом Князей Багратидов - в щите под золотой короной символы Царской власти (скипетр, держава и сабля) и происхождения от Царепророка Давида (десятиструнная арфа и праща).

Княжеская Чета идет вокруг аналоя с возлежащей на нем иконой Пресвятой Троицы. Давид и Анна. Исаие, ликуй... Идет будущее Грузии! Святии мученицы...

Незримой поступью грядет и русская надежда! Слава Тебе, Христе Боже...

Под куполом Троицкого храма сияет Свет всему миру!

А в ушах шелестит произнесенное незадолго до кончины праведным старцем Псковоезерским Николаем (Гурьяновым): Царь грядет!

Перед Царскими вратами кафедрального собора, опираясь на посохи, стоят около трех десятков архиереев - весь Синод Грузинской Православной Церкви. Это они вместе с Патриархом вымолили этот день.

 

..Венчание завершилось. Выйдя из западных врат, по широкой красной дорожке между двумя шпалерами пришедших разделить с Ними радость соотечественников медленно идут Князь и Княгиня. Идут под радостные клики. Ступая по летящим под Их ноги цветам. Идут, провожаемые блестящими слезами радости глазами своих будущих подданных. Тех, кто уже присягнул Им в сердце своем.

Сразу же после венчания духовные владыки Грузии, уединившись в особом помещении, сердечно поздравили Княжескую Чету со знаменательным днем в Их жизни. Кроме них и охраны больше там никого не было.

...С опустевшего, украшенного зелеными ветвями помоста, на котором еще несколько минут назад стояли Царственные новобрачные, люди на память об этом дне снимали с ветвей зеленые побеги. Протягивая мне несколько таких еще не успевших увянуть листиков, пожилая грузинка сказала по-русски: Вот увидите, они принесут всем счастье!

И этому невозможно было не поверить.

А у нас... А мы...

Но они, подумалось, ведь не отдавали же своего Царя и Его Семью на поругание иноверцам. На заклание. На жертвенный убой. Не предали.

Они и через сто с лишним лет кормили потомков своего Царя, не давая им прикоснуться ни к какой мирской работе. Эти руки, считали они, могли держать лишь скипетр, державу или саблю, о чем при той, попущенной Богом власти и подумать было невозможно...

Но все же будет это и у нас! Слова псковоезерского праведного старца тому порукой. Однако в силу нашего народного греха (предания своего Отца, Матери и Их Детей в руки врагов) и особенностей нашей церковной иерархии произойдет это, видимо, по-иному.

...За веру, - пророчествовал еще в середине XIX в. глинский старец Порфирий (Левашов), - восстанут из народа неизвестные миру и восстановят попранное.

Грузия - Первый Удел Пресвятой Богородицы. Русское Дивеево - Четвертый. Но Москва еще и Третий Рим. Четвертому же не бывать.

Таково богословие Русской и Вселенской Истории. Восстановление Русского Царства на исходе времен и сроков, восхождение на Трон последнего Русского Царя, имеющего Вселенское значение, предрекали многие святые и подвижники благочестия, и не только русские, начиная, между прочим, с той поры, когда не только России, но и Руси как государства еще не было.

Но об этом знал Бог. А ведь, как верно заметил один русский философ, важно не то, что народ думает о себе во времени, но то, что Бог думает о нем в вечности.

 

19.02.2009. Фото автора.

 

Русский Вестник.