ПИСЬМА ВАЛААМСКОГО СТАРЦА

СХИИГУМЕН ИОАНН (АЛЕКСЕЕВ)

Продолжение 8.

77.

1953 г.

Милость Божия да будет с тобой духовное мое чадо...!

JoannAlekseejТвое смущение и исповедь мне понятны; Бог тебя простит, чадо, будь спокойна. По твоем отъезде бес тщеславия тоже приступил ко мне и стал смущать меня разными прилогами: но я с Божией помощью сразу же отразил его. Благодарю Бога за скорую помощь и за молитвы св. подвижников, ибо я советами их руководствуюсь в сей юдоли плачевной. Кто я такой без помощи Божией? Прах земной и отвратительный смердящий гной.

Сколько я тебе говорил, духовное чадо, на пользу души и давал духовные советы, заимствованные от Святого Писания и святых отцов, а ты оказалась очень бестолковой; готова даже жернов-камень вешать на себя и в воду. А знаешь ли причину? Я объясню тебе: самомнение и тщеславие: они-то не дают тебе видеть себя, какая ты, в сущности, а возмечтала что-то великое о себе. Это видно из твоего последнего письма. Прочти в "Невидимой брани" 4-ю главу 1-ой части. Прости за краткость письма, впрочем, думаю, что дал удовлетворительный ответ. Если есть у тебя какое-нибудь недоразумение, пиши, только будь откровенна, иначе не будет пользы: твои вопросы и меня толкают на дорожку к самопознанию. Спаси и сохрани тебя Господи.

Еще повторю: Бог тебя простит, будь мирна и спокойна, не принимай диавольских наветов, умудри тебя Господи.

 

78.

Письмо инокине.

6.2.1954 г.

Христос посреди нас!

Твое почтенное письмо получил, прочел с любовью и порадовался, что ты ревнуешь о молитве. Бог благословит - трудись ибо молитва в духовной жизни главное делание: однако знай, насколько она высока и полезна, настолько и достается дорогой ценой, т.е. большими трудами. Преподобный Агафон сказал: "Ничего нет труднее, как молиться Богу, и молитва до последней минуты жизни требует борьбы". А чтобы она шла успешнее, постарайся, насколько сможешь, исполнять три условия: имеет чистою совесть к Богу, людям и к вещам. К Богу старайся исполнять евангельские заповеди, к людям, чтобы не осуждать и не враждовать, к вещам - пользоваться не пристрастно. Это приготовительные условия.

А упражняйся в молитве так: в уме не надо представлять Бога и Богородицу или святых, ум заключай в слова молитвы и внимание держи в верхней части груди, ибо внимание - душа молитвы. На сердце не надо нажимать вниманием, если будет внимание в груди, тогда и сердце будет сочувствовать. К умилению и слезам не надо стремиться, а когда это само по себе придет и теплота сердечная, то остановись на этом, пока это не кончится: думать не надо, что что-то великое получила. Это бывает естественно от сосредоточения, но это не прелесть.

Вот что еще скажу, на всякий случай: хоть у редких и редко бывает, слезы польются просто струей, люди все покажутся просто святыми, врагов нет, теплота пойдет по всему телу, но не кровяная, а особенная, благодатная, так, что на ногах не устоишь, надо садиться или ложиться. Это посетил небесный гость, тот только и знает, кто сам это испытал, посторонним непонятно. В молитве подражай евангельской вдовице (от Луки 18,2).

Бывают сухость, леность, наплыв мыслей, скорби и от людей клевета и другое многое, но это все пройдет с Божией помощью, только не унывай. Не верь себе, пока не ляжешь в гроб: имей смирение и никого не осуждай ни в чем. Ведь были такие подвижники, которые видели славу святых и такую имели благодать от Бога: творили чудеса, возложением рук исцеляли больных. Люди прославляли их, и они возмечтали о себе диавольской гордостью, благодать отошла от них и они вели жизнь распутную на посмешище людям.

Не удивляйся, что страсти сидят в тебе; они напоминают, что мы человецы и смиряют нас; бойся самомнения и диавольской гордыни. Еще знай, что устоять в добродетели зависит не от нас, а от благодати Божией, а благодать хранит за смирение. Преп. Исаак Сирский говорит: "Если трудишься в какой добродетели и не видишь плода и успеха, не дивись, ибо Господь дает дарование не за труд, а за смирение".

Без смирения никакой добродетели быть не может. Я по своей духовной слепоте не знаю молитвенников и не могу тебе указать. Молись сама, ибо Господь дает молитву молящемуся, если будет у тебя хоть некоторый молитвенный навык, тогда и тиканье часов не будет мешать, но время определить нельзя, может быть пройдут годы. У юноши Георгия в Добротолюбии упомянуто особенное упражнение в молитве. Ты упражняйся общими правилами, которые я тебе хоть кратко указал. К схиме не стремись, она не прибавит тебе духовного преуспевания, или тебе интересно напялить одежду с крестами? Старайся о едином на потребу, а остальное все приложится.

В Киеве был такой случай: были похоронены схимник и послушник; когда открыли их гробы, то на послушнике оказалась схима, а на схимнике послушническая одежда. Вот тебе и схимник! Недостойно ты бедняга, носил схиму, послужила она тебе не на спасение, а на осуждение. Пишу эти строки и краснею: ведь я тоже схимник. Увы, не послужила бы она мне тоже во осуждение! Однако не отчаиваюсь, Господь милостив, знает нашу немощь и схимнику дал покаяние. Слава Господи, святому милосердию твоему!

Прошу святых молитв твоих о моем убожестве.

 

79.

Письмо инокине.

7.2.1954 г.

Твое длинное письмо получил и прочел с любовью. Порадовался твоей перемене в жизни. Пресвятая Богородица чудесным образом поставила тебя на истинную дорогу, которая ведет в вечные обители, даже приютила тебя под Свой покров; глубоко верь, что Она поможет тебе в горькие минуты твоего переживания, ибо в этой жизни постоянства нет, но, как в воздухе бывают перемены. Как упражняться в молитве, я писал Н., прочти в письме, в котором я писал ей.

Советую тебе, но не как закон или повеление, а просто совет: ежедневно читай "Богородице Дево, Радуйся" 12 раз, и 33 раза Иисусову молитву, только старайся читать со вниманием молитву, ибо внимание душа молитвы. От трех условий, о которых я писал тебе, душа воспитывается в духовной жизни. Особенно важно оставить свою волюшку позади себя, да и нелегко это сделать, но зато могущественное врачевство против диавольской гордости. Гордости свойственно настаивать на своем в разговоре, чтобы его всегда был верх; другому подчиниться не может, упорно отстаивает свои мнения.

Вот святые отцы сами прошли этим путем и оставили нам в руководство эти условия. Именно, только этими условиями и приобретается внутренний душевный мир, и такой человек, где бы он не жил - везде будет мирен. Св. архиепископ Феофил посетил однажды гору Нитрийскую и пришел к нему авва горы. Архиепископ сказал ему: "Какое делание по твоему, опытному сознанию, есть высшее на иноческом пути?". Старец ответил: "Повиновение и постоянное самоукорение". Архиепископ сказал: "Иного пути, кроме этого нет". Вот, что еще, хотя я скажу и безумно, но не буду безумен, всю я свою жизнь стремлюсь и стараюсь исполнить эти три условия, и по Божией милости обретаю хоть и несовершенный мир, а все же бываю мирен.

Назначили меня настоятелем в Печенегский монастырь, прямо из простого монаха посвятили в иеродиакона и иеромонаха и в игумена; в две недели собрался в путь-дорогу и учился служить; но я по благодати Божией был мирен; удивлялись некоторые иноки: "Как ты спокойно собираешься, другие переходят в другую келью с тревогой, а ты так мирно принял назначение". Многие иноки говорили мне многое. Большинство советовали отказаться: ты ведь едешь на крест. Я ответил: "Мы не знаем, когда и где Господь дает крест". Вот и собралися в путь со мной еще два иеромонаха. Ехали мы туда 16 суток, до города Рованиеми на поезде, а от города 500 верст по Печенге, 250 верст на лошадях и 250 верст на оленях, конечно, нелегко было, ибо не знали языка, а все же добрались.

Приехали вечером, встретили нас с колокольным звоном, пришли в церковь, надели на меня мантию шелковую, открыли царские врата, я приложился, и иеромонахи, которые приехали со мной, к престолу и к раке преп. Трифона. Братия вся была собравшись в церковь, священнослужащие в облачениях; не готовился я сказать что-нибудь, а когда стал подходить к братии, помысел говорить мне: "Скажи что-нибудь", вот я и сказал: "Здравствуйте, отцы святые и братия, прислан я к вам настоятелем и со мной еще два иеромонаха, мы собрались в очень короткий срок. Всего две недели учился я служить, ибо посвящен я из простого монаха; в службе будут какие-либо ошибки, покройте мои недостатки христианской любовью, а в хозяйственных делах прошу вас, помогайте мне". Казначей ответил: "Будем, будем помогать". Я продолжал: "Отцы святые, главное - надо нам стараться, чтобы у нас был мир и согласие, если это будет, тогда почиет на нас Божия благодать. Аминь".

Ризничий сказал: "Прости, мы ничего не можем сказать". Братия вся подходила ко мне под благословение и мы пошли к приготовленному чаю, был пирог с семгой и ватрушки. Попили чайку в настоятельных кельях. Я остался здесь ночевать и на постоянное жительство; помещение большое, два зала, две комнаты и спальня. Принял монастырь очень просто, прожил там 10 лет и 8 месяцев. До меня был назначен настоятелем иеродиакон, но он очень расстроился, с ним стали случаться припадки. Вот тогда меня и назначили.

На Валааме проходил послушания разные, и все такие, которые мне не нравились, однако, не унывал, а был мирен. От св. Послушания рождается смирение, и сила воли укрепляется. А святые отцы даже приписывают послушание мученичеству. Очень хорошо пишет авва Дорофей, советую тебе прочитать эту книгу.

Вообще очень нам вожделенна своя волюшка. А вдруг надо оставить свою волю и исполнить волю другого. Очень трудно уступить другому, - это могут только великие души, а слабенькие крепко настаивают на своем.

Еще возьми себе в обязанность: в расстройстве не надо решать никакого дела. Так советуют святые отцы.

Еще о гордости: свойство гордости - видеть в себе только хорошее, а в других только худое, а свойство смирения видеть свои грехи, а в других добрые качества.

 

80.

Письмо инокине.

Боголюбивейшая инокиня.

Ты пишешь, что борет тебя гнев, "И мира и утешения не имам". Если не будем трудиться и работать над своим сердцем - мира и утешения не будет. Надо же наконец взять себя в руки, не все же жить спустя рукава! Ибо нуждницы восхищают царство небесное (Мтф. 11, 12 ). Антоний Великий сказал своему ученику: "Ни Бог, ни я тебе не помогут, если сам не будешь трудиться. Духовная жизнь подобна дереву, телесный подвиг - листьям его, а душевное делание - плоду".

Писание говорит: "Всякое древо еже не творит плода добра, посекаемо бывает и в огне вметаемо" (Мтф. 3 ,10). Конечно, телесный труд нужен, ибо без него и плодов не будет. Однако, знай, что все телесные труды не как добродетель, а как пособие к добродетели. Многие много трудились, а плодов не получали, ибо труд их был внешний, убивающий дух: "Некоснися, ниже вкуси, ниже осяжи" (Кол. 2 ,12).

Св.Иоанн Лествичник говорит: "Весьма развратился нынешний век и весь стал преисполнен возношения и лицемерия". Труды телесные, по примеру древних отцов наших, может быть, и показывают, но дарования их не сподобляются, хотя думаю я, естество человеческое никогда так не требовало дарования как ныне". И справедливо мы это терпим, потому что не трудам, но простоте и смирению являет себя Бог".

Св. Исаак Сирин говорит: "Если ты трудишься в какой прекрасной добродетели и не видишь успеха, или плода, - не дивись, ибо Господь дает дарование не за труды, а за смирение". Священномученик Максим сказал: "Даждь телу малое упражнение, а все усилия употреби на внутреннее делание". Св. Варсонофий сказал: "Если внутреннее делание по Богу не поможет человеку, то напрасно он трудится во внешнем".

Св. Антоний сказал: "Когда я сидел у одного аввы, пришла некоторая дева и сказала старцу: "Авва, я провожу свою жизнь в посте, вкушаю один раз в неделю и ежедневно изучаю Ветхий и Новый Заветы". Старец ответил ей: "Сделалась ли для тебя скудость все равно, что изобилие?". Она сказала: "Нет". "Бесчестие, как похвала?" Она сказала: "Нет". - "Враги, как друзья?" Она ответила: "Нет". Тогда говорит тот мудрый старец: "Иди, трудись, ты ничего не имеешь".

Ужасный ее подвиг: один раз кушала в неделю и то, наверно, не изысканную пищу, и вдруг услышала от опытного старца: "Ты ничего не имеешь". И Святое Писание изучала, однако, не понимала сущности, чему учит оно, и все ее благочестие было чисто внешнее, плодов духовных и не сподобилась получить. И те пять дев юродивых, большой подвиг девства сверхъестественный соблюли, но как добрых дел не имели (Гал. 5, 22) остались вне дверей в Небесный чертог. И фарисеи знали на зубок Святое Писание, но не жили по Писанию, и истины не могли понять - распяли Господа.

Да, духовная жизнь, из наук наука, требует духовного рассуждения, а рассуждение рождается от смирения. У египетских старцев, если какая добродетель обнаружится, то ее не считали добродетелью, а грехом. Вот как святые боялись тщеславия! Святой архиеп. Феофил посетил гору Нитрийскую и пришел к нему авва горы. Архиепископ сказал ему: "Какая добродетель по твоему опытному сознанию есть высшая на иноческом пути?" Старец отвечал: "Повиновение и постоянное самоукорение". Архиепископ сказал: "Иного пути, кроме этого, нет". Святой Варсонофий Великий сказал: "Если ты исполнишь три условия, где бы ты ни жил, будешь мирен.

1-ое - оставить волюшку свою позади себя;

2-ое - укорять себя и

3-е - считать себя хуже всех".

О, блаженное ты послушание, кто приклонил главу свою под иго твое, будет всегда мирен и радостен. Плоды утешительные, но и требует больших трудов. Святые отцы приравнивали послушание даже мученичеству. Даждь кровь, приими дух. От истинного послушания рождается смирение, бесстрастие, даже прозорливость, - не дивись, - но истинно так. Не буду писать вам примеры послушания; полагаю, что вы сами читали и знаете.

Вот, что еще: от невнимательной нашей жизни, не за собой следим, а за другими; и от других требуем исправления, а сами остаемся неисправными - даже иногда бывает клевета и ее печальные последствия. Приведу пример. Это было на юге в женском монастыре; спасались 400 подвижниц. Шел портной, встретилась с ним послушница где-то за монастырем. Он сказал: "Нет ли у вас работы?" Она ответила: "Нет, мы сами работаем". Этот разговор - встречу увидела другая послушница, и через несколько времени, поссорившись с сестрою, и в жару гнева оклеветала ее по поводу той встречи. Оклеветанная не могла перенести позора, а от печали тайно бросилась в реку Нил и утопилась. А клеветница, одумавшись, что напрасно оклеветала и погубила ее, сама удавилась. Вот какая печальная история, в этом же монастыре спасалась юродивая Исидора - к ней и пришел св. Питирим. Когда обнаружился ее подвиг, она по смирению не смогла терпеть славу человеческую, тайно ушла и неизвестно где жила и как скончалась. Блаженная ты, Исидора, моли Бога за нас грешных!

Этот женский монастырь был у реки Нил, а по ту сторону реки было 10 монастырей, и в каждом монастыре по 1 000 монахов. Управлял всеми монастырями преп. Пахомий. В каждом монастыре был игумен. В женском монастыре службу совершал иеромонах из Пахомиева монастыря. О тех послушницах, которые погибли, он воспретил совершать поминовение, а других, которые клеветали, тех отлучили на семь лет от причащения. Господи, избави мя от клеветы человеческой и научи творити волю Твою.

Вот еще: в той же стране и в те же времена, в одном монастыре жили два брата, одному 12 лет, другому 15 лет. Игумен послал их снести пищу отшельнику. Отнесли и на обратном пути встретили змею ядовитую. Младший брат взял змею, завернул в мантию, принес в монастырь, конечно, не без тщеславия. Иноки окружили отроков, удивились и восхвалили их за святость. Игумен был духовной жизни и рассудительный; отроков наказал розгами и сказал: "Вы Божие чудо приписали себе, лучше немощная совесть, чем добродетель со тщеславием". Ибо он знал, что чудеса вредят святым.

Да, на земле совершенства и постоянства нет. Были такие случаи, что некоторые подвижники были восхищены и видели славу святых, потом падали и вели позорную жизнь на посмешище людям. С преподобным Макарием Великим жил такой подвижник и так насыщен был благодатию, что возложением своих рук, исцелял больных, но, возмечтав о своей святости, погиб, вел позорную жизнь, и так скончался. Св. пророк Иезекиль говорит: "Если праведник совратился с пути, Господь не помянет его праведность, а грешник, если исправится, то Господь не помянет его грехов".

Да, мы не должны себе верить, пока не ляжем в гроб, и в добродетели устоять зависит не от нас, но от благодати Божией. А Господь хранит за смирение; насколько человек смирится, настолько и преуспевает в духовной жизни. Наш труд должен быть по самовластию, а успех зависит уже от благодати; вот мы и должны молиться и просить помощи у Господа. В духовной жизни главный подвиг молитва, молитва требует внимания и трезвления. Я полагаю, что ты читала о молитве, однако, я скажу тебе, конечно, кратко, о молитве трудно писать подробно.

Молитва имеет три степени: 1-я устная, 2-я умная, 3-я умносердечная. 1-я устная произносится устами, а ум гуляет, 2-я умная молитва, ум надо заключить в слова молитвы. На сердце нажимать вниманием не надо; если будет внимание в груди, тогда и сердце будет сочувствовать. 3-я умносердечная молитва - достояние очень редких и дается глубочайшее смирение. Страстный не должен дерзать к такой молитве, говорит св .Григорий Синаит. К умилению и слезам не надо стремиться, а когда это само по себе придет, умиление и теплота сердечная, остановись на этом пока это пройдет. Все же думать не надо, что что-то великое получила. Это бывает естественно от сосредоточения, но не прелесть.

Вот, что еще сообщу на всякий случай: если теплота пойдет далее по всему телу, такая теплота не кровяная, а духовная, то слезы польются просто струей и люди будут казаться просто ангелами, в такой момент на ногах уже не устоишь, надо ложиться или садиться: если это случится в церкви, надо скорее выходить вон, другие, не знавшие и не испытавшие подобных явлений при молитве, сочтут за прелесть. Это не прелесть, а небесный гость посетил.

Кончаю писать о молитве, трудись в молитве, Господь даст молитву молящемуся. Аминь.

 

81.

Гимн седьмой св. Симеона Нового Богослова я читал. Там описана высшая духовная созерцательная степень, которая дается человеку по благодати Божией, по очищению сердца от страстей; и для твоего ограниченного умишки они непонятны. Святые отцы пишут: "Если кто не очистил свое сердце от страстей и стремился к созерцанию, таковых постигает гнев Божий". Не советую тебе читать гимны святого отца, ибо не полезно тебе: читай книги о деятельной жизни, и очищай свое сердце от страстей, когда очистится сердце от страстей, тогда будет понятна и созерцательная степень.

При чтении гимнов святого отца ты удивляешься, "Как возможно было изведать и написать неизъяснимое?" Когда человек, по Божьей благодати, озарится свыше единением с Господом, тогда Господь открывает человеку Свои Божественные тайны, и плотскому нашему умишку непостижимо: будем читать, а в сущности не можем понять. Ты советуешь мне беречь этот гимн в сердце своем как некую тайну. Кончено, я недостоин такой высокой степени созерцания опытом в чувстве сердца, все же при чтении "Добротолюбия" в пяти томах, понимаю эту степень, насколько может вместить мой ограниченный ум, ибо в них это хорошо объяснено, только в другом порядке, чем в гимнах преп. Симеона.

Не так давно я прочел книгу, перевод с греческого, Каллиста Катафилиота, о Божественном единении и созерцательной жизни. Во всей книге только и говорится о созерцании и единении с Богом подобно гимнам преп. Симеона.

 

82.

28.4.1954 г.

Святая Церковь поет "Очистим чувствия и узрим"; кратко сказано, а какая глубина в этих словах. Ибо они относятся к двум устроениям человека: к деятельному и созерцательному: если кто с Божией помощью очистить сердце от страстей: гордости, тщеславия, лицемерия, лукавства, гнева и прочих страстей, тогда такой человек по благодати Господа приходит в первобытное состояние, каким был сотворен Адам. Да, эта степень святых Божьих людей. Ибо без деятельной жизни не может быть созерцательной, не напрасно же святые отцы восставали на себя аки на врага.

Святые отцы опытом, прошли эти две жизни, деятельную и созерцательную, и оставили нам свое наследие в своих Богомудрых писаниях. И их писание одним умом вполне понять нельзя, а понимается жизнью.

 

83.

1.7.1954 г.

Очень печально слышать, что священники учат своих духовных чад, во время молитвы в уме представлять образ Cпасителя, или Божией Матери, или какого святого.

Такой способ молитвы неправильный, даже вредный. Знаю, что, которые так молились, повреждали свои головы и ходили лечиться к докторам.

Скажу кратко, как должно молиться на основании богомудрых святых отцов. Ум надо заключать в слова молитвы и внимание держать в верхней части груди, ибо внимание - душа молитвы. На сердце нажимать не надо вниманием, если будет внимание в груди, тогда и сердце будет сочувствовать. Когда появится умиление и теплота сердечная, думать не надо, что получил что-то великое. Это бывает естественно от сосредоточения, но не прелесть. Все же от благодати Господь дает некоторое утешение молитвеннику.

Всеми силами старайся, чтобы никого не осуждать ни в чем. Чего себе не хочешь, того и другим не делай и вражды не имей, иначе молитва не будет прививаться к сердцу.

 

84.

15.7.1954 г.

Н. сказала мне, что у тебя умерла мама, и ты очень унываешь и скорбишь о ней. Горевать не надо, твоя мама не умерла, а перешла в другой вечный мир, ибо тело из земли и в землю пойдет, а душа от Бога и к Богу и пойдет. Эта наша жизнь временная и наполнена разными скорбями, и никто не может их избежать, только скорби разные бывают. А как душа сотворена по образу и по подобию Божию, кроме Бога нигде и никогда не найти покоя и утешения, если будем располагаться на волю Божию, тогда скорби будут тревожить только слегка.

Мама твоя теперь избавилась от всех этих земных скорбей и будет жить вечно в другом мире, где нет конца, и весь род человеческий от Адама до второго пришествия Cпасителя на землю туда же пойдет.

Надо крепко веровать в св. Евангелие и стараться насколько сил хватает, исполнять заповеди Cпасителя; а мы точно глухие и не слышим, что Господь призывает нас. "Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные и Я успокою вас". Вот Кто только может успокоить нас. Аминь.

 

85.

21.7.1954 г.

Ты пишешь, что читала у святых отцов, как ученик сказал старцу о том, что некоторые сподобляются видеть святых ангелов. Старец сказал: "Блаженны те, которые непрестанно видят грех свой".

А св. Петр Дамаскин пишет: "Аще увидишь свои грехи, аки песок морской, и это есть здравие души". "Мне непонятно, - пишешь ты, - как святые могут видеть свои грехи, аки песок морской?". Эта степень высокого духовного преуспеяния, достояние св. Божиих людей, которые с Божией помощью очистили свое сердце от страстей: от гордости, тщеславия, лукавства, лицемерия и прочих пороков. Однако, и они не были свободны от прилогов и приражения страстей. Ибо пока душа носит тело, никак не может освободиться от прилогов страстных, хочет ли он этого или не хочет. Но победивши в себе страсти добродетелями, ум их с Божией помощью отражает эти прологи. Один Бог совершен и не изменен.

Святые отцы, по Божией милости, хоть и преуспели в духовной жизни, однако бывают у них и изменения. Грех все еще хитрит; бывают даже у них помыслы нечистые и скотские. Не дивись этому, так оно и есть. Это я пишу не свое мудрование, а мысли св. Богомудрых мужей. Вот такие изменения на чистом их сердце являют зрение своих грехов, "аки песок морской", и считают себя поистине хуже всех людей.

А мы, грешные, иногда говорим от невнимательной нашей жизни, что я очень грешный, даже и на свете нет такого человека, как я. Но это только пустословие и одни голые слова. Если бы говорили от чувств сердечных, тогда не осуждали бы других ни в чем, не гордились бы и не гневались бы и т.д. Сами не исполняем ни одной заповеди, а от других требуем исполнения. О, слепота наша сердечная! Господи, даждь ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего.

Я полагаю, что ты теперь поняла глубокие мысли св. Божиих людей. Прошу святых молитв твоих.

 

Письма Валаамского Старца. Новый Валаам,1993.