СЛУЖИТЬ ЦАРЮ И ОТЕЧЕСТВУ

 

ВЛАДИМИР ЛОСЕВ

 

На торжественном заседании сейма в Порвоо в 1809 г. Император Александр I установил конституционный статус Финляндии как автономного Великого Княжества в составе Российской Империи. Жители Финляндии получили свой Сенат, муниципальное управление, отсутствие рекрутской повинности.

Такое было немыслимо в других регионах России. Ведущие общественные деятели Финляндии (Арвидсон, Ютейни, Готлунд, Леннрот, Снельман) приветствовали автономию как единственную возможность национального становления и считали, что правящий класс страны должен на деле показать свою активность.

Необходимость находиться на службе - статской или военной - была глубоко укоренена в высших слоях населения Финляндии. В большинстве своём шведоязычные по языку и культуре - они связывали свою судьбу с этой страной, которую хотели видеть процветающей, и считали себя финляндцами. Это были представители дворянства, для которых верность монарху была продолжением семейных традиций. Молодёжь быстро осознала возможность сделать хорошую карьеру. Вплоть до конца ХIХ века русская армия и флот притягивали финляндцев, т. к. это была мощная и победоносная армия, где были все шансы отличиться и продвинуться.

Во время войны с Наполеоном были сформированы три финских полка.

Из них наиболее успешно был укомплектован Третий (Выборгский) полк, который после войны нёс гарнизонную службу в Петербурге. Впоследствии Финляндский полк был одним из полков гвардии.

В те годы военное образование получали в институтах и училищах (корпусах). Царь Николай I довел число военных училищ до 25, а число курсантов до 8400. Общим требованием при поступлении было дворянское происхождение. Начальную подготовку будущие офицеры чаще всего проходили в Финском кадетском корпусе в Хамине (открыт в 1821 г.). Многие выпускники корпуса достигли высших воинских званий в русской армии.

Финны могли поступать в лучшие российские военные институты, где финские мальчики имели особый статус благоприятности, которого не было ни у русских, ни у других национальностей. Для них были установлены вакансии и система стипендий. Род службы можно была выбирать по вкусу: Морской кадетский корпус (окончили из финнов адмиралы О. Кремер, Т.

Авелан), Павловский армейский корпус, Николаевское кавалерийское училище (которое окончил К. Г. Маннергейм).

Установление вакансий в Пажеском корпусе было примером особого благоволения русских властей к Финляндии: пажи пользовались особыми привилегиями и могли сделать блестящую карьеру, что мы и видим на примерах А. Рамзая, Н. Эпера и А. Редигера.

Система вакансий и стипендий помогала сохранить традиции военной службы в дворянских семьях, способствовала материально стесненным родителям, а также открывала путь получения прекрасного образования в Петербурге.

Начальник Главного штаба военно-морских сил России, адмирал Оскар фон Кремер впоследствии вспоминал, что овдовевшая мать была вынуждена послать меня и брата в незнакомую нам страну и зачислить в Морской кадетский корпус в Петербурге без всякого знания русского языка.

Языковая проблема очень часто представляла главную трудность для финских юношей. Русские и финские власти, заинтересованные в привлечении финнов на русскую службу, пытались решить эту проблему. Для изучения русского языка в Финляндии много сделал Я. К. Грот, 12 лет преподававший в университете Хельсинки.

Исторические войны и героические имена

Финские офицеры принимали участие во всех войнах, которые вела Россия в ХIХ веке: от Балтики до Камчатки и Закавказья. В военных летописях запечатлены многие героические имена. Из финских генералов, отличившихся в многолетних войнах на Кавказе, сразу вспоминаются генерал Й. М. Нордестам и сын протоирея из Выборга, генерал и сенатор Бернгард Индрениус.

В годы Крымской войны в обороне Севастополя отличился молодой капитан О. Кремер. Из его послужного списка: При взрыве порохового погреба был контужен в спину и грудь. За тyшение пожара с опасностью для жизни награжден орденом св. Георгия. Спустя почти 50 лет на известной картине И. Е. Репина можно видеть его седым адмиралом, членом Государственного Совета среди первых вельмож Империи.

Война 1855 г. добралась и до Балтики. Генерал А. Рамзай командовал отрядами в Южной Финляндии. Молодой штабс-капитан Аксель Гадолин, уроженец Сомеро, предотвратил взрыв Густавсвердского редута. Спас много жизней и был награжден первым орденом. Впоследствии всемирно известный ученый, академик А. Гадолин за научные заслуги был украшен всеми орденами Российской Империи, Швеции, Франции.

На Балтике героически сражались морские офицеры из Котки братья Теодор и Бернард Нордманы, впоследствии ставшие адмиралами. Участие финских офицеров и частей в освободительной войне на Балканах в 1877-78 гг., наверное, потребует отдельного рассказа. Хотя можно назвать хотя бы имена: С. Эттер, А. Редигер, А. Ярнефельд, К. Эрнрут. А затем были другие войны...

Финские офицеры в русской армии

В русской армии финские офицеры пользовались неизменным уважением со стороны товарищей и начальства. По свидетельству Й.

Скриина, историк Кавказской армии А.И. Циссерман писал, что все офицеры из Финляндии отличались пуританской честностью, педантизмом, скромным образом жизни и честолюбием, что, впрочем, не вызывало ревности у коллег. О них говорили: прями и честен как швед, даже когда они были финнами или немцами. Это были в высшей степени честные служаки.

Никакого национализма со стороны русских финны в армии не испытывали.

Так, офицер лейбгвардии Измайловского полка в Петербурге Карл Энккель подчеркивает в своих воспоминаниях (1896-1899 гг.) отсутствие русского национализма в полку, где русские, финны, балтийцы, немцы служили в тесной атмосфере товарищества. Главной трудностью в те годы для всех офицеров было низкое жалование. Выручали частные фонды помощи, взаимная поддержка и традиционная финская бережливость.

Историки, касающиеся этой темы, отмечают поразительные достижения финских офицеров на русской службе. Литературные источники оценивают в итоге примерно 3300 офицеров, отдавших свою судьбу русской армии. Из них более 300 достигли генеральского звания, а 70 пали адмиралами.

Процент финляндцев в три-четыре раза превышает процент других наций, в том числе и русских. Это, конечно, достойно специального социально- исторического анализа. Некоторые из финских офицеров стали героями войн, которые вела Россия, и заняли высшие военно-государственные посты: министров, начальников штаба и т. д. В их числе А. Рамзай, О. Кремер, Т. Авелан, А. Редигер и др.

Когда Финляндия получила независимость, кадровые офицеры пошли служить в финскую армию. Среди них 6ольшинство получили военное образование в Петербурге. Некоторые заняли высшие посты в республике.

Безусловно, первым надо назвать маршала К.Г. Маннергейма. Измайловец Карл Энккель стал министром иностранных дел. В свою очередь, О.К.

Энккель, окончивший академию генерального штаба в Петербурге, стал начальником штаба Финских вооруженных сил. Он приложил много усилий к укреплению обороны Карельского перешейка. Выпускник Михайловского училища В.П. Ненонен стал министром обороны, а К.Ф. Вилкама главнокомандующим. В течение всего ХIХ и начала ХХ века финские офицеры внесли свой вклад в военную славу России, и их имена достойны быть отмечены в истории, как России, так и Финляндии.